Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Есенин

* * *

В том краю, где желтая крапива
И сухой плетень,
Приютились к вербам сиротливо
Избы деревень.
Там в полях, за синей гущей лога,
В зелени озер,
Пролегла песчаная дорога
До сибирских гор.
Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
Нипочем ей страх.
И идут по той дороге люди,
Люди в кандалах.
Все они убийцы или воры,
Как судил им рок.
Полюбил я грустные их взоры
С впадинами щек.
Много зла от радости в убийцах,
Их сердца просты,
Но кривятся в почернелых лицах
Голубые рты.
Я одну мечту, скрывая, нежу,
Что я сердцем чист.
Но и я кого-нибудь зарежу
Под осенний свист.
И меня по ветряному свею,
По тому ль песку,
Поведут с веревкою на шее
Полюбить тоску.
И когда с улыбкой мимоходом
Распрямлю я грудь,
Языком залижет непогода
Прожитой мой путь.

почему татьяна не дала онегину

Я как Татьяна с Онегиным. - говорила мне моя подружка Люда с соседней парадной, родившая в 17 лет ребеночка от своего одноклассника.
Я немножко удивлялась, вроде бы особых сходств в ситуации не наблюдалось, а она попросту имела в виду, что всячески приставала и доставала того парня своей любовью и страстью, прежде чем от него залететь, добиваясь его расположения.

Даже вот да - любовные послания писала, что твоя татьяна, то воля неба мол, я твоя, взгляд, мол, томил, обомлела, запылала.

И да, простая кондовая всем доступная и даже обязательная программа среднего школьного образования позволила ей почувствовать себя чуток той татьяной. и уже вполне неплохо.

Мне в этом плане чуток странны и удивительны чуваки (ну действительно разумные гуманистические чуваки, от других ничего не удивительно). из гуманистических соображений защищающие людей от напора культуры и образования. в частности, школьного.

(Замечательный Егор Седов, например).
Мол, кроме того, что утомляет, грузит,отнимает время, голова болит, еще и специально мучает. осложняет, учит плохому, дискредитируя естетственные порывы и проявления.

При том. что естетственному проявлению никакой пушкин с достоевским даже и толстым впридачу не помеха, а кому помеха - так ему и мама не велит или транспортная пробка помеха, что ж теперь, ликвидировать мам и транспорт что ли из-за чьей-то слабожелательности.

Мне-то скорей наоборот кажется, та культурность щедро и зачастую незаслуженно делится с любым и каждым, почитал типа Достоевского и вот уже причастен к  страстям и страданиям, а сам-то вполне тихонько благополучно в тепле живешь.

(no subject)

Все-таки чем дальше. тем больше убеждаюсь, что безумие феминизма слегка имитировано. Дуры-то дуры. а мыла не едят. Вот ведь не отказываются почему-то от транспорта. электричества, водопровода, отопления, каменных домов, лекарств и прочих многочисленных зловредных угнетательских выдумок и созданий белых цисгендерных токсичных мужчин.
А зря, кстати. Было бы правильно.
Вот и настал тот момент, когда я больше не могу читать стихи мужчин, потому что они написаны из той позиции и того опыта, которого у меня никогда не было — даже если в своем безмятежном неведении эти стихи говорят об универсальных чувствах. И я не могу соотноситься с «русским», если оно происходит из неотрефлексированного универсалистского имперства (см. Манижу), а другого «русского», кажется, пока не существует, по крайней мере на поверхности. Голова идет кругом от мысли, как еще много впереди работы.
Комментарии: 3

Комментарии: 3



Женя Кабаков
"Все мы знаем, что у нас позади, а впереди у нас совсем другое" (с)
Эх...

Ольга Смирнова
Женя Кабаков ну практика - лучший критерий истины. Отключи свет, газ, освободи квартиру. построенную грубыми теми мужланами, не езди на их транспорте и не пользуйся их электричеством в любом виде. И т.д. И сразу будет ясно и наглядно. что у тебя впереди. Во всех смыслах.

Сергей Смирнов
Задумался над словами "как ещё много впереди работы". Подумал, может, это "как много по-настоящему хороших стихов мне ещё предстоит написать", посмотрел ленту М.Кувшиновой. Похоже, нет, что-то другое имеется в виду.
Ольга Смирнова
Сергей Смирнов Ну там же понятно из комментов. Вот тетя увидела мерзкую мужскую рожу Тарковского и не стала его фильмов смотреть. И т.д. Направление той работы вполне известно - арийская физика. продажные девки империализма генетика и кибернетика и т.д. Интересно-то другое. От горячей воды и компьютера почему-то не отказываются и в чисто поле самой себе или в чисто женском коллективе строить дом никто не выходит. почему бы, это покруче, чем от стихов отказаться и прочих изысков было бы.

(no subject)

Здоровский пост про стихи.
Однако, вижу в нем какое- то внутреннее противоречие.
С одной стороны,автор говорит ( в другом месте), что стихи - это такие слова с властью, не просят, а требуют и т.д. ( не единственный признак, само собой, но необходимый).
С другой, они как бы не должны с тобой ловичить и хитрить, брать тебя на понт, на жалость, на слабо, проделывать фокусы и увертки.
Т.е. собственно по совокупности можно было б обобщить - стихи, как честный офицер, обязаны бы на тебе жениться, так- то, если по-хорошему, продолжая эту линию.
Между тем, они этого, как все мы взрослые люди понимаем, не сделают, и даже в гроб с тобой не лягут и спасибо не скажут, как не вполне честно, хоть и сущую правду говорил Бродский о своих нелюбимых вещах, как бы неявно подразумевая, что как раз любимые именно это и сделают.
Какое- то противоречие и как бы нечестность, да?

(no subject)

Как известно, ходовых сюжетов в мировой литературе не так уж и много. Да. собственно, и в жизни, так-то (собственно. одно связано с другим).
Многие, натурально, связаны с любовью - морковью и прочими сопутствующими ей болезненными ощущениями. Что, конечно, тоже не удивительно.
Вот эти все страсти и мордасти, измены, предательства, страдания и радости, прощение и невозможность простить и прочие коллизии.
Некоторые из них мне лично совершенно непонятны и недоступны, другие вроде бы ближе. не суть.
Удивительно, что подобным ходовым распространенным сюжетом не является вроде бы естественно приходящий на ум: близкий человек делает что-то такое, что враз перестает быть для тебя близким человеком.
В смысле не по отношению к тебе -  в частности, вся это абсолютно недоступная лично мне тема "измены" и всех сопутствующих ей атрибутов, чувств и ощущений, как раз раскрыта и обсосана буквально до дыр.
А просто что-то, что меняет твое к нему отношение. Ну не знаю, предал(а) кого-то. струсил(а). сподличал(а). прогибался (лась) перед кем-то более сильным или наоборот выделывался (лась) над кем-то, кто ответить не может, издевался, мучил, травил и т.д. Дело же не в морали, не в каком-то осуждении, не в общественной опасности прости господи, а попросту же ну как - ну брезливо же даже. нет?

Т.е. сказать по правде, даже и не припомню таких мотивов в литературе, скажем, впрочем, я человек не шибко образованный, подскажите мне, кто знает, буду благодарна.

Подозеваю, что как раз в Совке такая тема была, типа плохой комсомолец - плохой муж, но там это именно как торжество общественного над личным. наверно, или даже в личном, так сказать, "в поцелуе рук ли губ ли в дрожи тела близких мне  красный цвет моих республик тоже должен пламенеть".

А я говорю именно о сугубо личном отношении. Скорей уж тут может быть такой конфликт - с одной стороны мол обещал(а) быть вместе в горе и радости, вроде бы долг и обязательства, и даже не обществом навязанный, а именно понимаемый как личный, а с другой - ну просто же как бы совершенно непредставимо после каких-то штук, ну чисто брезгливо же и омерзительно.

Собственно, вот подумала только сейчас, ведь в основе моего  возмущения той дикой ситуацией,к огда от цивилизованного чела в цивилизованных странах могу отречься его цивилизованные родные и близкие . если выяснится, что он за девчонками ухлестывает, лежит именно мое убеждение, что в том, чтоб за девчонками ухлестывать, нет ничего плохого. кроме хорошего.

Черт. если бы выяснилось, что он втихаря доносы на соседей писал (или даже просто анонимные гадости кому-то в интернете потными пальчиками отстукивал) ,то некоторое ошеломление во всяком случае и оторопь родных и близких я бы во всяком случае поняла бы. Как говорил герой Честертона, легко прощать те грехи. которые не считаешь грехами. а скорей считаешь добродетелями.

Легко любить и жалеть чела, который убил другого в драке один на один, чего там. вся мировая литература на таких страстях.
А вот как там с челом. который перед начальством лебезит? Тоже ж его кто-то любит. наверно, спит с ним даже? С мусорскими этими садистскими тварями опять же?  Сперва не замечал(а), не видел(а), потом увидел(а)? И что тогда?
хоровод

Но можно рукопись продать

Мне всегда было интересно, а как относятся противники легализации проституции (ну я имею в виду нормальных человеческих противников, а не придурочных сторонников криминализации клиента и т.п.) к продаже и покупке столь интимных и. не побоюсь этого слова, сокровенных штук, как плоды творческой деятельности человека — стихов, музыки, картин и т.д.

Ведь, черт, другой раз читаешь. и даже гляделками читать как-то неловко и вроде как стыдно, даже не прикинуть, как это руками написать и тем более ртом сказать, и я не имею в виду стихов, не говоря худого слова, Галины Рымбу и т.п., такое-то мы все совершенно легко и спокойно читаем на стенах общественных туалетов. когда если бог туда занесет, ну а кто-то , соответственно, и пишет от избытка чувств, и тоже ничего страшного, да и ртом совершенно спокойно говорим, когда выпьем достаточно.

Я имею в виду всякое там такое...ну про небо там..и прочее.

И вот это за деньги продавать — куда там продажной любви-то — а вроде ведь считается и ничего, и вполне нормально, нет?

Акцентирование и заострение этой темы встретила у Бориса Локшина, он рассказывал, как его дочь посетила вечер писательской проституции (ну или как-то подобно это называлось), например, дочь с друзьями выбрала по списку и заказала девушку -поэтессу, та вышла с ними на улицу, почему-то полураздетая и босиком. прямо по снегу (возможно, это входило в стоимость обслуживания, а, может, и нет, черт знает) и несколько минут читала свои стихи, стихи им понравились.

Collapse )
хоровод

Одно из любимых стихотворений

Смерти нет

Говорят, что смерть – боится щекотки,
потому и прячет свои костлявые пятки:
то в смешные шлепанцы и колготки,
то в мои ошибки и опечатки.


Нет, не все поэты – пиzдострадальцы, -
думал я, забираясь к смерти под одеяльце:
эх, защекочу, пока не сыграет в ящик,
отомщу за всех под луной скорбящих -
у меня ведь такие длииинные пальцы,
оxуенно длинные и нежные пальцы!


Но, когда я увидел, что бедра ее – медовы,
грудь - подобна мускатным холмам Кордовы,
отключил мобильник, поспешно задернул шторы,
засадил я смерти - по самые помидоры.


…Где-то на Ukraine, у вишневом садочку -
понесла она от меня сына и дочку,
в колыбельных ведрах, через народы,
через фрукты-овощи, через соки-воды…


Говорят, что осенью - Лета впадает в Припять,
там открыт сельмаг, предлагая поесть и выпить,
и торгуют в нем – не жиды, ни хохлы, не йети,
не кацапы, не зомби, а светловолосые дети:


у девчонки – самые длинные в мире пальцы,
у мальчишки – самые крепкие в мире яйцы,
вместо сдачи, они повторяют одну и ту же фразу:
«Смерти – нет, смерти – нет,
наша мама ушла на базу…»

Александр Кабанов
хоровод

(no subject)

У меня любимое стихотворение Бродского, да и вообще любимое стихотворение по ходу От окраины к центру.

Ну вот не только как стихи, а и вообще по жизни.
Ну просто в нем есть просто все мне самое дорогое и ценное в жизни вообще.
Ну это отдельная тема, наверно.

Просто как одна из штук - вот это "в чьей- то жизни чужой мы становимся светом и тенью". Просто я с самого малолетства , ещё когда никаких стихов вообще не знала, была заворожена этой темой. Как бы соотношения своей и чужой жизни.

Из самых пошло практических ее преломлений - с одной стороны, меня всегда завораживала это непреодолимая цельность окружающих вещей, вроде бы нельзя ничего ломать и рушить в этом зачарованном лесу, не то что нельзя, а пошло, недостойно, сломаешь все волшебство.
С другой, как говорит еврейская мудрость, у стыдливых людей не бывает детей, не обманешь - не продашь, не ломала бы чужого, вела бы себя - не было бы у меня вот лично вообще ничего своего.

В смысле так- то для человечества невелика потеря, и так небогато, но у меня- то - все , что есть.

Меня ещё поэтому так выбешивают это задумчивое достоинство и горькая цельность, Бродский,- то прекрасно знал, какие сильные человеческие штуки им противостоят.
хоровод

(no subject)

Когда-то я была совершенно потрясена, прочитав стихи Григория Дашевского. Я даже не прикидывала, что стихи могут быть такими. Ну т.е. я-то не шибко искушенный в стихах человек, так что это, конечно, не показатель, что там я прикидывала, а что нет, но все же.

В смысле стихи произвели очень сильное впечатление, как пишут в школьных сочинениях. Ну такой враждебной противостоящей тебе силы. Как вот messala пишет, мол, слово с властью. Но эта власть над тобой она ж тоже разная бывает - и за тебя и против.

Я именно за это, кстати, и спрашивала тут как-то - про настоящие и сильные, выбешивающие вас по жизни штуки, именно настоящие. Даже того же Дашевского стихи привела в пример. И дело не только в стихах-то. тот мир,который за ними стоит, за всем настоящим же стоит еще настоящий мир, вот чего.

Вот кто-то детский крик привел в пример - это подходит. Только не истерический визг от распущенности детей, а главным образом, конечно, отвечающих за них взрослых, а настоящий, который не так часто и встречается так-то, довольно редко, но действительно трудно переносим (а мне. наоборот, заходит).

хоровод

(no subject)

Читала когда- то один английский детективный роман, Белое отребье, кажется, книжка не бог весть что, на мой взгляд, но там есть интересный очень образ - главная героиня, девушка из депрессивного рабочего городка , работает медсестрой в больничке, лечит, в основном, порезанных и покоцанных в драках, покалеченных по пьяни, изувеченных на работе и т.д., впрочем, не только , конечно, так вот у ней вырабатывается такое свойство ( а, может, исходно есть, и именно из-за него она и идёт работать в больницу) - она с сочувствием и даже некоторым удовлетворением смотрит на рубцы , шрамы, следы ожогов и порезов - для нее это не уродство, а наоборот - торжество жизни, волшебное свойство тканей человеческого тела восстанавливаться и возрождаться из пепла и небытия через боль и страдания, кровь и слезы, воспалённой нежной корочкой, грубым рубцом, неловким некрасивым жалким ростком новой кожи и новой жизни, новой грубой, нелепой, некрасивой но живой надеждой на будущее.

Ну собственно ее парню по малолетству в уличной драке порезали лицо розочкой, ко всему.

И.е. дело не в увечьях, конечно, а именно в ее общем деятельном и страстном сочувствии к человеческой плоти и крови как бы.

Ну вот, мне кажется, что у людей, которые чего - то пишут, ну стихи там сочиняют или повести- рассказы, у них, наверно, похожее острое отношение к словам и вообще даже звукам человеческой речи. Да, нет?

Да, может, и у тех , кто читает, неплохо, чтоб - ну пусть не так болезненно, но что- то такое было бы, нет?