Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Существует очень симпатичный и вроде бы навскидку верный взгляд, что писатель, тем более,поэт, пишет как бы не от себя, а является голосом каких-то высших сфер, ну там Бога,например, или кого-то или чего-то подобного.
Поэтому совершенно неважно, что он за человек лично.
И, повторю, вроде бы это по всему так и есть.
Приведу даже не то что возражение, а соображение.
Мне кажется, люди же, помимо прочего, часто ищут и в жизни , и в искусстве не просто немеренных богатств и россыпей земног и( ли) небесного мира, а с кем бы заодно пережить красоту и ярость того мира и все такое в этом плане..
Поэтому личность автора им очень даже важна. С кем охота пережить, а с кем как-то не тянет.
Ну не то что даже автора, а лирического героя произведения что ли.

(no subject)

У Быкова есть и другая интересная тема - собственно, рефрен его книги.
Мол, писатель не может не разделять тех или иных современных ему безумств.
Да, и Гумилев бы признал советскую власть в конце концов, покорением Средней Азии бы увлекся.
Те, кто не разделяли и не признавали, стали достоянием исключительно филологов.

Вроде бы это по факту не так.
Как раз тот Маринетти, приводимый Быковым как пример разделения других безумств, вроде бы и стал достоянием филологов (впрочем, может, это моя необразованность?)

А вот Набоков, не признавший и не разделивший, вот именно не боровшийся, а не разделивший вообще совсем никак, брезгливым пожатием плеч - напротив, вроде бы достояние отнюдь не только филологов, мягко говоря.

Понятна идея о писателе как выразителе и трансляторе, так сказать, духа времени, но видимо, далеко не только то время он выражает и транслирует, возможно, это даже и не основная его задача.

Скорей уж, это для обывателя, вообще обычного человека более актуально.
Собственно роман Быкова Июнь ведь об этом (хотя не только, наверно). Не столько о том, что сталинизм убивает жизнь, сколько о том, что вне сталинизма жизни никакой нет вообще совсем.
В первой его части вообще никаких абсолютно ужасов режима не происходит, скорей это вполне современная и актуальная "борьба с харассментом", довольно еще мягкая, кстати, даже по современным меркам, тем не менее абсолютно точно передано ощущение, что героя исключили не только из института. но и из жизни вообще, поскольку вне той комсомольской ячейки и вузовской песни нет (для него? вообще?) никакой жизни, и отнюдь не только для палачей нет.

Мне хочется думать, что это не так.
Ну вот в позднем совке была же всякая деревенская проза, например, да и тот же Шукшин тоже. Мне кажется, она, может, менее даже советская была, чем специально антисоветская, нет?
А перед ней что-то подобное было?

А аналогичная "городская" проза - ну не аксеновского типа, про политизированных даже без всякой политики слегка суконных юношей и девушек из института, а про собственные и независимые, сугубо внутренние драмы, трагедии и комедии городского парня или девчонки - существовала вообще?

Ну вот , кстати, Довлатов тот же, не совсем, конечно, но хоть отчасти.

Аннет

А я тут Аннет посмотрела в кино, и неожиданно очень прям, очень зашло.
При том, что вот реально поют и танцуют, поскольку мюзикл.
Ну героиня демонстративно прекрасно, а герой демонстративно...ну так.
И такой прямо китч-китч, так сказать, пОй со мною, паршивая сука, пОй со мной.
И, наверняка, погибшая русская жена режиссера читала ему русский китчевый рассказ Андреева про бездну, ну до того как трагически погибнуть при странных обстоятельствах, разумеется. А не после. приходя во снах и видениях.
Впрочем. может, и после.
Ну ребёночек как такая себе натуральная вполне неподдельная буратина, прям вот в сучках и занозах, свежей стружке, разумеется, тоже так простодушно и сильно хорошо.
Странно (на самом деле, нет), что фильм вызвал резкое неприятие феминисток.
Казалось бы - их тема прямо.
Как сказала какая-то девушка своей подруге, когда мы выходили из кинотеатра: "фильм об опасности мужского абьюза, о которой я тебе все время твержу".
Дело, наверно, и в том (не только), что кроме основных главных героев, там есть еще один вполне вопиющий, коллективный, так сказать, герой - воющая, гогочущая, жаждущая зрелищ, крови, превозносить. карать, обличать и уличать толпа. чье жирное, наглое, потное, лучащееся самодовольством мурло вполне отчетливо проступает сквозь все события, время от времени выплескиваясь наружу в жанре коллективной истерии по тому или иному актуальному, так сказать, поводу .
Ну эта тема должна быть очевидно неприятна прогрессивным деятелям вообще по вполне очевидным причинам, не только феминисткам.
Да так-то и не только прогрессивным.
Но нет, мучают и мучаются, по полной пытая неперетерпимость любви и жизни вообще, не они, это делают сами с собой герои, только исключительно сами, и платят за это по полной только сами, это прямо акцентировано.
Помню, читала где-то сравнение Маяковского и Есенина, тоже ведь отнюдь не гения. мягко говоря.
Мол Маяковский все-таки при всем таланте, всей демонстративной яркости и даже оригинальности все-таки всегда "красный цвет моих республик тоже должен пламенеть". Причем, даже в ранних отличных, подчеркнуто личных стихах, где еще никаких республик-то не было. Можно вполне обосновано сказать, что его убило время (и нет, это не комплимент, что время для нашей бессмертной души, ен говоря уже о поэте).
А даже не Мандельштам, а просто Есенин, нравится он или нет - мучает и мучается вполне самостоятельно, пусть по самым внешним обстоятельствам.
Гармонист лечит спиртом свой личный сифилис, где бы он его ни получил.
Косвенное следствие и даже профит настоящего творчества, кстати.
Особенно актуальный и ценный в том современном нашем мире, где прежде чем убить, добрая общественность обязательно считает нужным тебя еще и обслюнявить, что того Цинцинната.

Хорошее из плохого

В одном из постов shn ставился такой вопрос, мол, может ли такое быть, точнее, допускаете ли вы лично такую возможность - происхождения добра из зла.
И , собственно, добро ли это вообще?

Прошу прощения у автора, если неточно передала, готова исправить, если что не так.

Просто я-то не просто допускаю, а меня всегда эта тема ужасно занимала, мне вообще это очень близко и кажется прямо одной из самых главных тем в мире.

Вообще, как известно, сюжетов в мировой литературе не очень много, да, собственно, и в жизни их не густо.

Как-то навскидку не приходит в голову, где был бы отражен вот такой сюжет?

Ну, скажем, человек идёт воевать на войну за неправое дело, и проявляет на той войне мужество, благородство, самоотверженность, милосердие, героизм.

Или близкое - попадает в банду, секту, не слишком симпатичную организацию, но вроде не делает каких-то отвратительных вещей, а проявляет свои лучшие качества, находит дружбу и любовь, не предает товарищей и т.д

Или ребенок зачинается и рождается в муках и злобе, а растет внезапно в любви и тепле, становясь для своих родителей главным средоточием жизни.

Да до кучи, наверно, всего.

Пока приходит в голову только Лолита,когда довольно безличное и по-человечески нехорошее влечение превращается во вполне человеческую уже привязанность к вполне взрослой, выросшей Лолите ( совершенно не претендую на верность трактовки, может, все совсем не так).

Где ещё эта тема ( или даже проблемный вопрос о самой такой возможности "хорошее из плохого"или даже "хорошее ли оно?" или "из чего ещё может быть хорошее, как не из плохого?") была бы представлена?

Немного литературоведения

Знаешь, - говорю мужу, - мне никогда не нравилась та Стрекоза и муравей.
Нет, так-то я тоже, конечно, (дико завидую) слегка осуждаю всяких фиф и вертихвосток.
Но поступок муравья - ну как-то уж совсем край.

Ну, - отвечает муж рассудительно, - муравей, наверно, как бы олицетворяет пролетариат...

- А стрекоза - буржуазию?

- не, стрекоза - шоу-бизнес. Да вообще сезонных рабочих.

- слушай, ну мне обидно за пролетариат! Что пролетариат это тупое злобное быдло что ли? Ему не нужно что ли, чтоб пели, танцевали, вот это вот все? Это ж для него все и делается!
Мне понравилось, вот я читала версию. Мол муравьи, которых мы обычно видим, это сплошь тетеньки. Причем, как бы это сказать, даже не самки, не плодоносящие , так сказать, бескрылые рабочие особи, у них же там разделение жесткое.
Встреть та стрекоза мужского летучего муравья-воина, совсем бы другой разговор вышел...

Ну, - с сомнением осторожно отвечает муж, - черт знает. Тут вон девчонки выложили видео, они у клуба друг друга снимали, в смысле фоткали, а они такие, ну модные, ну в лёгких прозрачных платьицах, вроде как и без платьиц,так к ним мужик пристал, мол , вы шлюхи, пропагандируете лесбиянство, шахтёру и комбайньеру вы не нужны, это моя гражданская позиция.

Слушай, говорю, мужик козел, это понятно, но почему шахтёру и комбайньеру они не нужны-то? А мне вот кажется наоборот, шахтер и комбайньер достоин всего самого лучшего - симпатичных живых девчонок, хорошей музыки и вообще. Чего, для него обязательно толстые душные бабы предназначены что ли только?

Ну, говорит муж, ты у нас вообще знатный литературовед,Ольга, да, наверно, все так и есть, как ты говоришь, ну или должно бы быть.

Есенин

* * *

В том краю, где желтая крапива
И сухой плетень,
Приютились к вербам сиротливо
Избы деревень.
Там в полях, за синей гущей лога,
В зелени озер,
Пролегла песчаная дорога
До сибирских гор.
Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
Нипочем ей страх.
И идут по той дороге люди,
Люди в кандалах.
Все они убийцы или воры,
Как судил им рок.
Полюбил я грустные их взоры
С впадинами щек.
Много зла от радости в убийцах,
Их сердца просты,
Но кривятся в почернелых лицах
Голубые рты.
Я одну мечту, скрывая, нежу,
Что я сердцем чист.
Но и я кого-нибудь зарежу
Под осенний свист.
И меня по ветряному свею,
По тому ль песку,
Поведут с веревкою на шее
Полюбить тоску.
И когда с улыбкой мимоходом
Распрямлю я грудь,
Языком залижет непогода
Прожитой мой путь.

почему татьяна не дала онегину

Я как Татьяна с Онегиным. - говорила мне моя подружка Люда с соседней парадной, родившая в 17 лет ребеночка от своего одноклассника.
Я немножко удивлялась, вроде бы особых сходств в ситуации не наблюдалось, а она попросту имела в виду, что всячески приставала и доставала того парня своей любовью и страстью, прежде чем от него залететь, добиваясь его расположения.

Даже вот да - любовные послания писала, что твоя татьяна, то воля неба мол, я твоя, взгляд, мол, томил, обомлела, запылала.

И да, простая кондовая всем доступная и даже обязательная программа среднего школьного образования позволила ей почувствовать себя чуток той татьяной. и уже вполне неплохо.

Мне в этом плане чуток странны и удивительны чуваки (ну действительно разумные гуманистические чуваки, от других ничего не удивительно). из гуманистических соображений защищающие людей от напора культуры и образования. в частности, школьного.

(Замечательный Егор Седов, например).
Мол, кроме того, что утомляет, грузит,отнимает время, голова болит, еще и специально мучает. осложняет, учит плохому, дискредитируя естетственные порывы и проявления.

При том. что естетственному проявлению никакой пушкин с достоевским даже и толстым впридачу не помеха, а кому помеха - так ему и мама не велит или транспортная пробка помеха, что ж теперь, ликвидировать мам и транспорт что ли из-за чьей-то слабожелательности.

Мне-то скорей наоборот кажется, та культурность щедро и зачастую незаслуженно делится с любым и каждым, почитал типа Достоевского и вот уже причастен к  страстям и страданиям, а сам-то вполне тихонько благополучно в тепле живешь.

(no subject)

Все-таки чем дальше. тем больше убеждаюсь, что безумие феминизма слегка имитировано. Дуры-то дуры. а мыла не едят. Вот ведь не отказываются почему-то от транспорта. электричества, водопровода, отопления, каменных домов, лекарств и прочих многочисленных зловредных угнетательских выдумок и созданий белых цисгендерных токсичных мужчин.
А зря, кстати. Было бы правильно.
Вот и настал тот момент, когда я больше не могу читать стихи мужчин, потому что они написаны из той позиции и того опыта, которого у меня никогда не было — даже если в своем безмятежном неведении эти стихи говорят об универсальных чувствах. И я не могу соотноситься с «русским», если оно происходит из неотрефлексированного универсалистского имперства (см. Манижу), а другого «русского», кажется, пока не существует, по крайней мере на поверхности. Голова идет кругом от мысли, как еще много впереди работы.
Комментарии: 3

Комментарии: 3



Женя Кабаков
"Все мы знаем, что у нас позади, а впереди у нас совсем другое" (с)
Эх...

Ольга Смирнова
Женя Кабаков ну практика - лучший критерий истины. Отключи свет, газ, освободи квартиру. построенную грубыми теми мужланами, не езди на их транспорте и не пользуйся их электричеством в любом виде. И т.д. И сразу будет ясно и наглядно. что у тебя впереди. Во всех смыслах.

Сергей Смирнов
Задумался над словами "как ещё много впереди работы". Подумал, может, это "как много по-настоящему хороших стихов мне ещё предстоит написать", посмотрел ленту М.Кувшиновой. Похоже, нет, что-то другое имеется в виду.
Ольга Смирнова
Сергей Смирнов Ну там же понятно из комментов. Вот тетя увидела мерзкую мужскую рожу Тарковского и не стала его фильмов смотреть. И т.д. Направление той работы вполне известно - арийская физика. продажные девки империализма генетика и кибернетика и т.д. Интересно-то другое. От горячей воды и компьютера почему-то не отказываются и в чисто поле самой себе или в чисто женском коллективе строить дом никто не выходит. почему бы, это покруче, чем от стихов отказаться и прочих изысков было бы.

(no subject)

Здоровский пост про стихи.
Однако, вижу в нем какое- то внутреннее противоречие.
С одной стороны,автор говорит ( в другом месте), что стихи - это такие слова с властью, не просят, а требуют и т.д. ( не единственный признак, само собой, но необходимый).
С другой, они как бы не должны с тобой ловичить и хитрить, брать тебя на понт, на жалость, на слабо, проделывать фокусы и увертки.
Т.е. собственно по совокупности можно было б обобщить - стихи, как честный офицер, обязаны бы на тебе жениться, так- то, если по-хорошему, продолжая эту линию.
Между тем, они этого, как все мы взрослые люди понимаем, не сделают, и даже в гроб с тобой не лягут и спасибо не скажут, как не вполне честно, хоть и сущую правду говорил Бродский о своих нелюбимых вещах, как бы неявно подразумевая, что как раз любимые именно это и сделают.
Какое- то противоречие и как бы нечестность, да?

(no subject)

Как известно, ходовых сюжетов в мировой литературе не так уж и много. Да. собственно, и в жизни, так-то (собственно. одно связано с другим).
Многие, натурально, связаны с любовью - морковью и прочими сопутствующими ей болезненными ощущениями. Что, конечно, тоже не удивительно.
Вот эти все страсти и мордасти, измены, предательства, страдания и радости, прощение и невозможность простить и прочие коллизии.
Некоторые из них мне лично совершенно непонятны и недоступны, другие вроде бы ближе. не суть.
Удивительно, что подобным ходовым распространенным сюжетом не является вроде бы естественно приходящий на ум: близкий человек делает что-то такое, что враз перестает быть для тебя близким человеком.
В смысле не по отношению к тебе -  в частности, вся это абсолютно недоступная лично мне тема "измены" и всех сопутствующих ей атрибутов, чувств и ощущений, как раз раскрыта и обсосана буквально до дыр.
А просто что-то, что меняет твое к нему отношение. Ну не знаю, предал(а) кого-то. струсил(а). сподличал(а). прогибался (лась) перед кем-то более сильным или наоборот выделывался (лась) над кем-то, кто ответить не может, издевался, мучил, травил и т.д. Дело же не в морали, не в каком-то осуждении, не в общественной опасности прости господи, а попросту же ну как - ну брезливо же даже. нет?

Т.е. сказать по правде, даже и не припомню таких мотивов в литературе, скажем, впрочем, я человек не шибко образованный, подскажите мне, кто знает, буду благодарна.

Подозеваю, что как раз в Совке такая тема была, типа плохой комсомолец - плохой муж, но там это именно как торжество общественного над личным. наверно, или даже в личном, так сказать, "в поцелуе рук ли губ ли в дрожи тела близких мне  красный цвет моих республик тоже должен пламенеть".

А я говорю именно о сугубо личном отношении. Скорей уж тут может быть такой конфликт - с одной стороны мол обещал(а) быть вместе в горе и радости, вроде бы долг и обязательства, и даже не обществом навязанный, а именно понимаемый как личный, а с другой - ну просто же как бы совершенно непредставимо после каких-то штук, ну чисто брезгливо же и омерзительно.

Собственно, вот подумала только сейчас, ведь в основе моего  возмущения той дикой ситуацией,к огда от цивилизованного чела в цивилизованных странах могу отречься его цивилизованные родные и близкие . если выяснится, что он за девчонками ухлестывает, лежит именно мое убеждение, что в том, чтоб за девчонками ухлестывать, нет ничего плохого. кроме хорошего.

Черт. если бы выяснилось, что он втихаря доносы на соседей писал (или даже просто анонимные гадости кому-то в интернете потными пальчиками отстукивал) ,то некоторое ошеломление во всяком случае и оторопь родных и близких я бы во всяком случае поняла бы. Как говорил герой Честертона, легко прощать те грехи. которые не считаешь грехами. а скорей считаешь добродетелями.

Легко любить и жалеть чела, который убил другого в драке один на один, чего там. вся мировая литература на таких страстях.
А вот как там с челом. который перед начальством лебезит? Тоже ж его кто-то любит. наверно, спит с ним даже? С мусорскими этими садистскими тварями опять же?  Сперва не замечал(а), не видел(а), потом увидел(а)? И что тогда?