olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

разоблачение 2.0

Глупый пИнгвин Лефантази решил меня, значит, разоблачить. Не могу молчать и все такое, душа типа горит.
Рассказываю за суть. Да я действительно не шибко считаю его за человека, он прав, об чем ему неоднократно и докладала чистосердечно. Но только к делу это совсем не относится. Мы действительно с ним уже один раз на эту тему говорили, никто его не банил (да и не баню, мне просто немного неприятно, но не баню), все уже обговорили и обсудили, и вот опять на чувака накатило, и он все забыл.
Итак глупый но упертый гражданин в который раз приводит эти свои мутные графики. Никаких ссылок, причем, откуда взяты соотв. сведения, нет, всюду, гдя я их гуглилиа, ссылки на того, одного и того же чувака, источников своих не раскрывающего. Так что лажа. Такие дела. Классово чуждые, прости господи.
Ну а я ему и в тот раз и в этот на это популярно отвечаю все то же самое. Что он изображает, что запамятовал.
На основе чего я делаю свои предположения и умозаключения.  Человек, по крайней мере, пишет, откуда он взял данные (а в некоторых других местах, кажется, и по другим областям проводит подобные подсчеты):

"сводные статистические данные по социальному составу репрессированных в 1937–38 годах по всей стране не опубликованы, но и соответствующие опубликованные данные по отдельным регионам позволяют сделать выводы, говорящие о многом. Так, в Ленинграде и Ленинградской области в 1937 году было расстреляно 17 807 человек, в целом по СССР — 353 074 человек. Данные по Ленинграду — это пятипроцентная, вполне репрезентативная, выборка. О её особенностях скажу ниже, перейду к обобщённым данным по этой выборке, опубликованным в томах 1–6 «Ленинградского мартиролога». Беспартийные среди этих почти 18 тыс. человек составляли 83,4%; члены и кандидаты в члены ВКП(б) (в т.ч. и бывшие — это чрезвычайно важно, поскольку подавляющее большинство осуждённых исключалось из партии до ареста) — 13,7%; о партийности 2,7% данных нет (но есть серьёзные основания считать их беспартийными).

По роду занятий расстрелянные делятся так: рабочие (в т.ч. железнодорожники и транспортные рабочие) — 26,4%; крестьяне (колхозники, работники совхозов и МТС, крестьяне-единоличники и т. п.) — 22,9%; работники «интеллигентных профессий», те, кого тогда называли «служащими» (ИТР, врачи, агрономы, фельдшеры, научные работники, учителя, учащиеся вузов и техникумов, работники культуры),— 17,1%; работники сферы обслуживания и торговли — 8,4%; служащие религиозного культа — 5,5%; 8,5% дают совместно пенсионеры, иждивенцы, домохозяйки, лица без определённых занятий, заключённые и лица, о роде занятий которых нет данных. Далее: руководители (советские, партийные и хозяйственные) — 5,5%; военнослужащие, сотрудники НКВД и охраны — 5,6%. Нетрудно понять, что эти 11,1% руководителей и обобщённо военных и дают основной вклад в вышеприведённые 13,7% партийных.

Таким образом, среди расстрелянных в 1937 году в Ленинграде «руководители» (в т.ч. военные) составляли около 11%, партийные — не дотягивали до 14%, остальные были в подавляющем большинстве простыми «работягами» с преобладанием рабочих и крестьян. Сходные данные имеются по Москве. Сравнение этих данных с имеющимися данными по другим регионам показывает, что процент «руководителей» и «партийных» в них значительно ниже (что вполне естественно).

Сходные результаты можно получить другим, вполне независимым путём. Опубликованы т. н. «сталинские списки» — перечни лиц, в подавляющем большинстве из высшего руководства СССР, осуждённых по личной санкции И. В. Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания — в большинстве к расстрелу (39 тыс. из 44,5 тыс. рассмотренных). Списки эти относятся к 1936–38 годам, в основном — 1937–38 годам. Следует подчеркнуть, что НКВД действительно не могло репрессировать никого из «руководящей элиты» (партийной, советской, хозяйственной, военной), в т. ч. и членов их семей, без личной санкции Сталина. С учётом данных об общем числе расстрелянных в эти годы (681 692 — в 1937–39, 682 810 — в 1936–38) получается, что доля высших «руководителей» в целом по стране была на уровне 5%, и даже с учётом среднего звена не превышала 10%.

По тем же данным «Ленинградского мартиролога» о национальном составе расстрелянных, можно утверждать, что процент каждой национальности приблизительно совпадал с его процентом среди жителей Ленинграда и Ленинградской области.

Следует также отметить, что поскольку расстрел гораздо чаще применялся к «высокопоставленным» арестованным, то в общей массе репрессированных граждан доля «начальников» было ещё меньше, чем указано выше."

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments