olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Будем как дети?

Моя мать как-то сказала, что страшней всего ей видеть ужас в глазах ребёнка. Так оно и есть. Может, поэтому она с такой нелепой и нелогичной поспешностью всегда пыталась как-то обелить в моих глазах окружающий мир. И до сих пор пытается. Хотя я уже давно не ребёнок, мягко говоря. И глаза больше особо-то и не пялю. А она так и осталась такой же охренительно доброй тёткой, какой я её помню с детства. А вот я не такая.

Я, наоборот, с тревожной надеждой ловлю эти краткие мгновения. Вот на работе. Когда они посмотрели на кашу, которую я им раздала. Или на «кофе» в мутном стакане. (Я потом ходила ругаться на кухню – ходила, не думайте!) Когда мы вышли гулять, и началась метель. Когда у нас были учения по противопожарной безопасности. Когда я ругалась с другой воспитательницей. Когда я стала кричать на своего сына. Когда я включила свою любимую музыку. Когда они вообще только пришли.
Мне хочется, чтоб они не забыли этот момент ужаса и недоумения. Между прочим, я так им и говорю. Во всяком случае, своим личным детям. Да сейчас, пожалуй, уже и не только своим. «Растите, - говорю, - поскорее. Набирайтесь сил и знаний. Сделайте это всё по-другому, измените. Или не это пусть, другое. Вы же будете умнее, сильнее нас, вообще лучше. Да, конечно, а как вы думали?! Иначе, зачем вы вообще нужны?!»
Мне кажется, этот образ – невинного ребёнка или честного и оттого нелепого простака, столкнувшегося с гнусной сущностью существующего на сегодняшний день мира – вообще близок «левым». Его, например, нещадно эксплуатирует Майкл Мур, правда, не особо вроде левый, а просто честный правозащитник, у которого бы немного взять взаймы честности российским коллегам. Он же не против капитализма, нет, просто под человеками, права которых он решил защищать в соответствии со своей конституцией и каким-то там биллем, он понимает не только тех, у кого доход больше определенного уровня. Он просто наивно не понимает – как так – ничего не производить, а торговать воздухом? Почему это выгодней всего? Почему, те кто этим занимаются, процветают, а тех, кто работает всю жизнь, вышвыривают из домов, ими же построенных? Как так получается? Почему закрываются заводы? Что такое биржевые спекуляции и почему заниматься ими полезно для экономики страны? Почему прогоревшим спекулянтом помогает государство – деньгами налогоплательщиков, а разоренным ими людям не помогает никто, кроме полицейских, «помогающих» им тихо-мирно освободить помещение? И т.д. До кучи нелепых «детских» вопросов, показывающих непонимание механизмов устройства современной экономики, как сказал бы либеральный экономист.
Причём, явление это далеко не новое, а характерное для любого строя. Как-то в отрочестве я читала поразившую меня критику сочинений Руссо, выполненную каким-то солидным историком того времени, сторонником абсолютизма. Если кто-нибудь узнает и подскажет автора – буду благодарна. Автор не оставлял камня на камне от фантазий Руссо и был крайне убедителен. Честно говоря, я не читала критикуемое произведение, но меня заинтересовал ход мысли критика. Руссо писал от имени какого-то идеального, наивного дикаря, простака, с ужасом взирающего на такие «противоестественные» вещи, как сословные привилегии, нелепые ритуалы, абсолютную власть одних над другими, праздную роскошь одних и беспросветную нужду и каторжный труд других, отсутствие каких-то «естественных» прав и свобод, «противоестественные» якобы мучительства и унижения одних людей другими, фальшь и лицемерие и т.д. Между тем, справедливо указывал автор, именно благодаря этой системе господин Руссо выучился и отточил свой критический ум, лицемерно представ нам каким-то дикарем, который был бы неспособен в своем блаженном неведении вообще как-то проанализировать и оценить окружающую его природную или социальную данность, да еще так ловко, складно и остроумно. И еще раз – определённый резон в его словах был.
На мой взгляд, это значит только то, что мы не просто так – тягостно недоумеваем и разводим руками. А растем и разбираемся. Ну в смысле, большинство, конечно, уже прочло и разобралось и всё такое. Это я вот немного всё торможу.
Дело, кстати, не только в общественной системе. В жизни и без голимой эксплуатации есть до кучи всего грустного, что еще больше подтверждает необходимость скорейшей ликвидации хотя бы эксплуатации. Например, мой мелкий сын с паническим ужасом относится к смерти. Особенно, в её неприглядно болезненном виде. Расспрашивая прерывающимся голосом о каких-то опасных болезнях, он бледнеет как мел и вжимается в спинку стула, чуть не теряя сознание. Нависшая над любым возможность мучительной и неотвратимой смерти не укладывается у него в голове. Смерть неизбежна, - пытаюсь говорить я спокойно, - это всегда страшное горе, но может быть, не такое неизбывное, когда человек очень-очень стар, прожил долгую, полнокровную, интересную для себя и других жизнь, когда он окружен товарищами, друзьями, родными и близкими, в памяти которых он остаётся живым, когда он видит вокруг плоды своей деятельности, в которой он живёт. А кроме того, многие болезни, раньше считающиеся неизлечимыми, которые калечили, мучили и убивали людей, сейчас вообще побеждены или поддаются легкому лечению. Вот может, как раз именно ты вырастешь, станешь биологом или врачом и найдешь лекарство от рака, скажем?
Мы много сделали и делаем всякой херни, - говорю я старшему сыну в ответ на его тоскующий взгляд, - постарайся запомнить, и хотя бы этого не повторять, когда будешь по-своему делать. Он смеётся, и это как-то успокаивает меня. Я мечтаю, что и он, и другие – они не потеряют этого злого свободного смеха, этого упрямого изумления и несогласия. И в то же время не завязнут навсегда в бессильной мстительной истерике – даже те, для кого она, в отличие от моих детей, характерна. Ну за пролетарскую революцию не буду говорить, да. Хотя бы чтоб их жизнь была более осмысленной и человеческой, чем наша.
Кстати, та статья про Руссо заканчивалась еще более интересно, чем начиналась. Там справедливо отмечалось, что Руссо, маскируясь под дикаря и прикинувшись невинным благодушным дурачком, на самом деле провозглашал основы нового отнюдь не благодушного строя жизни (критик был свидетелем Великой французской революции – прародительницы всех буржуазных свобод и прав). Автор отмечал как полную утопичность этих идей (люди рождаются на свет разными и предназначенными для разного – это и отражено в сословном устройстве общества, даже небольшие сдвиги в этом устройстве приведут к неисчислимым бедам – причем, именно для низших слоев), так и реки крови, которые прольются для того или иного приближения к этим принципам, и будут литься еще долго; а также те не меньшие, а большие бедствия, которые ждут именно низшие слои общества при грядущем строе, впрочем, очевидно, крайне недолговечном и неустойчивом, собственно, противоречащем человеческой природе и божьему замыслу. На заметку, кстати, всем борцам с кровавой коммунистической утопией – пусть отказываются от буржуазных прав и свобод, в значительной степени – и свободы предпринимательства – ведь та кровь, которой они куплены, не меньше крови, пролитой «коммунистическими фанатиками».
И между прочим, тот критик оказался прав почти во всем, ну кроме, может быть, недолговечности грядущего тогда капитализма. Хотя – как посмотреть…
Subscribe

  • (no subject)

    Что такое харассмент? Как говорит один мой знакомый :" не слушайте критиков, дайте слово апологетам":…

  • (no subject)

    Чего я ждала. А какого ответа я ждала от убежденных и последовательных атеистов? Отчаянного и безоглядного - "верую, ибо абсурдно!" - ждала я. Да мол…

  • (no subject)

    Только совсем уж непритязательные люди не верят в Бога, - пишет Быков, и хотя это его суждение, как,впрочем,и многие другие, исключительно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • (no subject)

    Что такое харассмент? Как говорит один мой знакомый :" не слушайте критиков, дайте слово апологетам":…

  • (no subject)

    Чего я ждала. А какого ответа я ждала от убежденных и последовательных атеистов? Отчаянного и безоглядного - "верую, ибо абсурдно!" - ждала я. Да мол…

  • (no subject)

    Только совсем уж непритязательные люди не верят в Бога, - пишет Быков, и хотя это его суждение, как,впрочем,и многие другие, исключительно…