olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Categories:

Суды над анархистами в Беларуси.

                   
Николай Дедок                                                                 Игорь Оленевич                                                                     Александр Францкевич         

Использованы материалы сайтов http://avtonom.org/news , http://belarus.avtonom.org/

В г. Бобруйске осуждены Евгений Васькович, Павел Сыромолотов и Артем Прокопенко. Им дали по семь лет строгого режима по обвинению в нападении с помощью двух коктейлей Молотова  на отделение КГБ в Бобруйске, которое произошло 14 октября 2010 года, в знак солидарности с активистами, задержанными осенью 2010 г. Ни человеческих жертв, ни материальных разрушений не было – результатом инкриминированных им действий стала копоть на стенах местной охранки.

В г. Минске продолжается судебный процесс над молодыми людьми, обвиняемыми в организации антимилитаристского шествия около Генштаба Беларуси в сентябре 2009 года, проведенного в знак протеста против совместных белорусско-российских военных учений,  атаке на казино “Шангри-Ла” в декабре 2009 года в знак протеста против социального расслоения,  нападении на здание Федерации Профсоюзов Беларуси, приуроченном к Первомаю, в знак протеста против эксплуатации рабочих,  атаке на Российское посольство в Минске в сентябре 2010 года в знак солидарности с арестованными борцами за Химкинский лес.  Александр Францкевич кроме того обвиняется во взломе сайта Новополоцкого горисполкома: на главной странице сайта вместо обычной страницы в течение нескольких часов висел призыв к освобождению от государства.  Большинство из них были арестованы осенью 2010 года и с тех пор находятся в заключении.

Трое из подсудимых  - Николай Дедок, Игорь Олиневич, Александр Францкевич  - не согласны с предъявленными обвинениями, не признают свою вину и вообще держатся исключительно достойно. Веткин и Силивончик признают себя виновными частично и дают показания против других обвиняемых.

Доказательная база обвинения, в основном, строится на показаниях двоих людей  - Конофальского и Акдива - которые сами, по их показаниям, во всяком случае, участвовали в вышеупомянутых эпизодах, но в качестве обвиняемых не привлекались.
Чуть подробнее о парнях, которые не сломались в ходе следствия, не ныли и не каялись, не оговорили себя и других, и которым, вполне вероятно, предстоит провести долгие годы в тюрьме.
Николай Дедок находится под стражей с 3 сентября 2010 г. 1 октября ему предъявили обвинение в акции около Генштабом 19 сентября 2009 г. (злостное хулиганство, совершенное группой лиц – ч.2 ст.339 УК РБ). Позже присоединили обвинение в нападениях на казино “Шангри Ла” и на здание Федерации профсоюзов 30.04.2010, что квалифицировали по двум статьям – ч.2 ст.339 УК РБ и ч.2 ст.218 УК РБ. Расходы оценили в 2400000 бел.руб.

Николай Дедок отрицает причастность ко всем эпизодам, по которым ему предъявлено обвинение. Он сообщил суду, что во время допросов на него оказывалось давление КГБ и ГУБОП: «Меня допрашивали и требовали, чтобы я рассказал, кто поджег российское посольство, угрожали физической расправой, проблемами в камере и по месту лишения свободы»,

Николай работал (к делу приобщены его положительные характеристики с места работы), одновременно учился. Он сторонник здорового образа жизни, не пьет и не курит, занимается спортом. До ареста Николай и Александр Францкевич жили в коммуне, которая была разгромлена в результате полицейского налета, а все ее члены арестованы.

 Во время следствия у Николая начались проблемы со здоровьем, он лежал в тюремной больнице, перенес операцию...Он писал друзьям на волю о своих новых товарищах – сокамерниках, о положении заключенных, о прочитанных в заключении книгах (когда ему, наконец, было разрешено их получать), о том, что изучает иностранный язык, учится рисовать, изучает научную литературу..
Студенческое представительство Европейского гуманитарного университета, где учился Николай, выступило с требованием освободить Николая ввиду отсутствия доказательств предъявленных ему обвинений, заявив, что по сути его, как и его товарищей, судят за их политические взгляды.

Прокурор потребовал назначить ему наказание в виде 6 лет усиленного режима.  В своей речи он ставит в вину Николаю наличие на компьютере браузеров со ссылками на анархосайты, его гипотетическую причастность к размещению информации анархосодержания в интернете.
“Они – противопоставляют себя обществу. Они – против всех: против МВД, государства, посольств. Они не признают законов, кроме законов физики и химии,»- клеймил  «их» прокурор в обвинительной речи.

В последнем слове Николай поблагодарил своих родных и друзей за поддержку и, обращаясь к карательным органам, спокойно констатировал: «Всем вы рот не заткнете и всех не пересажаете.»

Игорь Олиневич был задержан в Москве и 28 ноября 2010 г .  Первоначально его обвиняли в злостном хулиганстве (ч.2 ст.339 УК РБ) по эпизодам нападения на российское посольство в ночь с 30 по 31 августа 2010 г. и за участие в акции возле Генерального штаба Вооруженных сил Республики Беларусь 19 сентября 2009 г., затем обвинение расширили: кроме эпизода по Генштабу, ему инкриминируют нападение на казино “Шангри Ла” в Минске 5:12 .2009 г., нападение на офис банка “Москва-Минск” 31.05.2010 г., нападение на российское посольство 30 августа 2010 г. и нападение на Окрестина 6 сентября 2010 г. Эти действия квалифицируются по ч.2 ст.339 УК РБ и по ч.2 и 3 ст.218 (умышленное уничтожение либо повреждение имущества (до 12 лет заключения). Часть 3 ст.218 Игорю предъявляют в связи с большим размером ущерба. Только сожженная машина российского посольства оценивается около 55 млн. белорусских рублей. В стоимость компенсации ущерба конфисковали его автомобиль.
Игорь Олиневич в суде рассказал, как был похищен в Москве. К нему на улице подошли два человека, представились сотрудниками ФСБ, задержали, заковали в наручники и посадили в машину. Сутки он ехал в машине с наручниками, все это время ему не давали есть, запрещали оглядываться по сторонам, везли, уткнув лицом в спинку переднего сиденья. Привезли его прямиком в КГБ Беларуси.

Игорь Олиневич признал свое участие в шествии около Генерального штаба вооруженных сил и использование дымовой шашки (возможно, чтоб снять обвинения со своих товарищей, которых в этом обвиняют), но преступлением эту акцию он не считает. По версии следствия, озвученной в суде, шествие, в котором участвовало около 30 человек, и дымовая шашка «нарушили работу Генштаба». Дымовая шашка действительно применялась и была брошена на асфальт за забор, ограждающий территорию ведомства. Но помешать работе Генштаба она никак не могла. Об этом заявил в ходе судебного заседания Игорь Олиневич: «Я не нарушал закон, я выражал свое мнение по поводу событий в стране».

Прокурор потребовал для него 9 лет усиленного режима. Игорь не признал себя виновным.

Александр Францкевич также находится под стражей с 3 сентября 2010 г. 20 сентября ему предъявили обвинение по ч.2 ст.339 УК РБ – официально он обвинялся в том, что снимал на видео нападение на опорный пункт милиции в Солигорске (здание принадлежит ДУПП «ЖКХ« Комплекс »), 14 февраля ему предъявили новое обвинение, согласно которому его обвиняют в акции под Генштабом по ч.2 ст.339 УК РБ,  солигорская атака и атаку на профсоюзы по ч.2 ст.218 и по ч.2 ст.339 УК РБ. Материальный ущерб этих действий оценивается в 1900000 бел.руб. Александр Францкевич кроме того обвиняется во взломе сайта Новополоцкого горисполкома: на главной странице сайта вместо обычной страницы в течение нескольких часов висел призыв к освобождению от государства. 

6 мая 2011 года Александру исполнился 21 год. Так же, как и Николай, он попал в тюремную больницу, перенес операцию. Тем не менее, он писал друзьям на волю исключительно спокойные и бодрые письма, обращая внимание не на собственные беды, а на проблемы своих товарищей по несчастью в тюрьме.

В суде выступил работодатель Александра, заявив, что за ним сохранено и будет сохраняться место работы. Александр занимался разработкой программного обеспечения.

В ходе следствия Александра безуспешно пытались вынудить оговорить Николая Дедка, подписать нужные следствию показания. Ему угрожали, не давали свидания с матерью за отказ от дачи нужных показаний.

Прокурор потребовал для Александра 5 лет усиленного режима.

В своем последнем слове Александр также не столько о себе, или даже политических процессах, а об общей ситуации бесправия и беспредела в тюрьме, да и в стране, в общем. Он не признал себя виновным.

Расправа с анархистами происходит не случайно. Это явно показательный процесс, единственной базой которого являются противоречивые и путаные показания сломленных полицейским давлением, ставших предателями из-за собственной трусости и слабости или изначально внедренных в ряды анархистов стукачей и провокаторов.
  Характерно, что «главные» обвиняемые, против которых изначально и собирались материалы и готовился процесс – не инфантильные субкультурные молодые люди (в чем, разумеется, ничего плохого нет), а рабочая и студенческая молодежь - несмотря на свою молодость, люди с вполне сложившимися, твердыми, однозначно левыми убеждениями, готовые за них бороться, не сломленные репрессиями.

Акции, за участие в которых их бездоказательно судят (основываясь на показаниях опознавших их людей, которые сами в них участвовали, но к суду привлечены лишь в качестве свидетелей), в любом случае носят характер однозначно социального классового протеста. Можно спорить об их своевременности, эффективности, правильности выбора именно такой формы борьбы в конкретных условиях, общей анархистской стратегии и тактике, однако, это не отменяет как характера самих акций, так и безусловного героизма их неизвестных участников.

Массовые облавы на анархистов начались в предвыборный период, как средство зачистки страны вообще всех мало-мальски общественно активных людей, чья позиция не совпадает с официальной государственной.
Массовые протесты после выборов показали шаткость политической системы Беларуси. Разумеется, либеральная оппозиция, критикующая Лукашенко за недемократичность и выдвигающая альтернативных кандидатов, не вызывает никаких симпатий, но, можно надеяться, что массовое недовольство народа ухудшающимся день ото дня экономическим положением, растущим социальным расслоением, сочетающимися с практически диктаторским политическим режимом, наконец, найдет собственное выражение, а не будет аккумулировано классово враждебными ему силами.

Сейчас к тому же в Беларуси разразился финансовый кризис.

Задача власти в этих условиях – отвлечь людей от их насущных проблем и их истинных виновников, показать злодеев-экстремистов, ответственных за дестабилизацию положения.

Считаю, долгом всякого коммуниста, независимо от страны проживания, разоблачать эту тактику белорусских властей, проявить солидарность с нашими товарищами (невзирая на все идейные и тактические разногласия) и бороться за их освобождение.

http://socialists.su/solidarnost/sudyi_nad_anarxistami_v_belarusi.html
Subscribe

  • (no subject)

    Только совсем уж непритязательные люди не верят в Бога, - пишет Быков, и хотя это его суждение, как,впрочем,и многие другие, исключительно…

  • (no subject)

    Мне кажется, да, очевидно, что сейчас по всему миру в мейнстриме, в том числе, и прогрессивном , быть умеренным и аккуратным, муж-мальчик, муж-слуга…

  • (no subject)

    https://www.facebook.com/photo/?fbid=4545363635516406&set=a.647685205284288 Андрею Пивоварову предъявили обвинение в окончательной редакции. В нем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments