olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Category:

интересное обсуждение

http://morreth.livejournal.com/2860583.html
статья Katya Kazbek https://www.facebook.com/kazbek/posts/10153788712470941
Сразу скажу, концепция, что человек должен обсуждать только то, что происходит в его стране, кажется мне сомнительной и попросту невыполнимой.Разумеется, всегда и всюду люди будут обсуждать, а другой раз и осуждать происходящее вокруг них в мире. Украинцы обсуждают самоубийство русского парня, хотя затравлен он был отнюдь не в Мариуполе, Луганске или Донецке, а на территории суверенной Российской федерации, русские Ваньки выходят с плакатами "я - шарли" , все вместе ужасаются деяниям ИГИЛа и т.д..  Думаю, это вообще одно из свойств человека, и не самое плохое его свойство. Собственно, и сами статьи, осуждающие осуждение, являются точно таким же обсуждением.
С другой стороны, и само обсуждение зачастую (как в данном случае, в большой степени, видимо) является реакцией на соответсвующие поучительные статьи наших нынешних или бывших соотетчественников, но в любом случае, на русском языке.
Действительно, перманентные казни в Саудовской Аравии это внутреннее дело самой этой страны, стратегического союзника США, и, возможно, и Эминисти Интернешенал, и все, кто подписывает те петиции, то в защиту приговоренного подростка, то в защиту какого разоблаченного колдуна, то неаккуратного выразившегося поэта, лезут не в свое дело и лучше бы навели порядок у себя вокруг, дороги бы подлатали.
Но вот если человек читает на своем родном языке, как это хорошо и ловко придумано в той Саудовской Аравии, с колдунами-то здорово они разобрались, да и с пятой колонной неплохо обустроили, надо бы  и нам взять пример и внедрить, то его реакция вполне вроде естетсвенна и даже, видимо, предполагается.
Думаю, что на самом деле не устраивает именно содержание той реакции, а вовсе не сам факт её наличия. Если б народ смиренно склонил головы и выразил готовность немедленно взять на вооружение полезный иностранный опыт, никакого отторжения бы это не вызвало.
Есть и другой аспект этой темы. Действительно, мы живем в достаточно дикой и жестокой стране. Люди, независимо от их политический убеждений и предпочтений,  мировоззрения, идеологии, сексуальной и прочей ориентации, образа жизни, вкусов и пристрастий, с малолетства знают, что с ними могут сделать вообще все что угодно. Я встречала эту твердую убежденность у людей из абсолютно разной социальной среды, причем, абсолютно разных взглядов. Собственно, в обще-философском экзистенциальном плане это, разумеется, так и есть вообще для всех людей на земле, но у нас это приобретает пугающую буквально материальную близость и конкретику. Поэтому, считает кто-то, нам это направление движения в сторону утверждения прав меньшинств, положительной дискриминации и прочего уж точно пользительно. Типа, можно спорить, стоит ли давать сытому и склонному к полноте ребенку ещё и булку с маслом к чаю, не разнесет ли его совсем, тоже радости мало. Но уж голодающим детям Эфиопии точно не повредит.
Думаю, что и это абсолютно неправильно. Права меньшинств и тех, кого из тех или иных соображений объявили на данном этапе угнетенными, и мы это видим совершенно явственно, это совершенно не то, что права человека, пусть и из этих самых меньшинств, "угнетенных" или угнетенных. Более того, одно прямо противоречит другому. Это вообще совершенно не вопрос прав и свобод, это абсолютно другой вопрос - вопрос борьбы за власть, манипуляций, травли, конкуренции, перегрызания глотки в сражении за место в новой или старой иерархии и т.п.
Ну как, действительно, никто же всерьез не думает, что интересы пролетариата имеют отношение к интересам конкретного рабочего Ивана Сидорова. Хотя да, рабочий Иван Сидоров мог, а в некоторые периоды и с большой вероятностью успеха, написать донос на другого рабочего Петра Иванова (а иногда да - и на мастера мог, а то и на инженера!), что тот предает интересы пролетариата. И Петру Иванову, а то и инженеришке тому, могло быть очень нехорошо - ну по разному нехорошо в разное время да, не всю дорогу ж были сталинские реперссии, когда могли и просто с работы уволить как СММ-менеджера журнала, женщину по имени Сара Лойтц , а когда бы даже и не уволили, а просто пожурили слегка. Что ж,е сть концепция, что Ивану Сидорову от этого жить стало лучше или хотя бы веселей, возможно, в какой-то степени она и соотвтетствует реальности, однако, не всем охота в такого рода реальности жить, в том числе и тем рабочим, кстати.

Напоследок, небольшой отрывок из статьи Кати Казбек, собственно, дающий представление о сути дела:

"Так вот, они тут анонсировали последний конкурс, где тексты победителей напечатают в 54-м выпуске журнала. Подать заявку может каждый, кто у нас не учится и не работает, и стоит она 15 долларов.

Теперь загвоздка — жюри. Три мужчины. Два белых, один латино. Все, как я могу судить, цисгендерные, вроде как гетеросексуальные. Одна женщина, Ясмин Бельхир, нью-йоркская поэтесса из Марокко, посчитала это странным. “Почему у вас все судьи мужчины? И двое из троих белые мужчины, почему так?” резонно спросила она в комментарии к промо-посту о конкурсе на странице журнала в фэйсбуке. В ответ на это СММ-менеджер журнала, женщина по имени Сара Лойтц, с которой мы в последнем семестре вместе были в одном воркшопе (у автора лучшего мериканского романа 2015 года и по совместительству афро-американца Пола Битти), ответила: “У журнала колумбийского университета на протяжении многих лет были судьи разных рас, происхождений, гендеров и ориентаций, каждого из них выбирали за их квалификации на соответствие должности, а не за их статус меньшинства; в этот год все просто так совпало. Но если ответить на более поверхностный вопрос — наверное, потому что они такими родились.” Дальше следовала гифка из фильма “Дрянные девчонки”, с надписью “Боже мой, Кэрен, нельзя просто так спрашивать у людей, почему они белые”.

В ответ на это Ясмин Бельхир написала открытое письмо нашему университету. Она осудила ответ Сары как попытку глупо, бесчувственно отшутиться, свести претензию Ясмин на нет и предположить, что меньшинства попадают на должности лишь потому, что являются меньшинствами. Ясмин также объяснила свою изначальную мотивацию. “Я, как коричневая писательница, устала от того, что мою работу оценивают белые мужчины. Я не пишу для них. Их взгляд, который всегда так сильно влиял на литературный мир, больше не нужен”.

Последовала реакция от журнала: Сару незамедлительно уволили, Ясмин адресовали письмо искренних извинений."

Прочтя это, начинаешь понимать, откуда берутся такого рода гипертрофированные и окарикатуренные, но все же, на что-то опирающиеся, антиутопии:


отсюда:
https://www.facebook.com/michael.shraibman.7/posts/765293640241653
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments