olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

охота

Когда ещё работал телевизор, там выступал важный человек. Т.е. по нему было видно, что он важный человек, но говорил он тогда не как важный человек, а как тревожный и даже испуганный человек и даже слегка паникующий человек. Он говорил про трудности и сложности, и про войну говорил и про голод и про развал и что мы все преодолеем. Но особенно он говорил про появившихся из ниоткуда ужасных зомби, которые повсеместно нападают, пользуясь ситуацией, и выедают мозг. А Мама тогда сказала, да конечно, нужен он, ваш мозг. Они нападают, говорил важный человек, и губы у него дрожали не по сценарию программы, а на самом деле, и убивают, или, ДЕЛАЮТ ЧТО ПОХУЖЕ. То, после чего человек сам становится зомби и нет ему назад возврата.  А потом передача прекратилась. А со временем и вообще передач больше не стало, и даже Завод остановился и задержал дыхание.
И тут Малой понял, что он вырос. И что он пойдет со всеми на Охоту, потому что на Работу они уж больше не ходили. Дул сильный утренний ветер со снегом и Одноглазый сосед перегибался пополам, а Отец только тер подбородок, а Бабушкин Внук ежился и кутался в связанный Бабушкой пушистый шарф, а Маленький принц любопытно вглядывался сквозь мокрый гудящий воздух.
Первого Железного Жука они подстерегли прямо за Заводом, у Реки. Видать, он отбился от стада, заплутал и теперь спешил, одинокий и сбитый с толку, к своим, в казармы. Он видать сначала даже не заметил их или не посчитал значительной угрозой, и только когда они стали планомерно тыкать в него копьями с разных сторон и заваливать на спину, начал плеваться своим огнем. Увидев бесполезность - попытался раздавить массой, даже задел замешкавшегося Бабушкина Внука, порвал шарф, и Внук  со злости просто переломил его  длинную блестящую шею. Малому было жалко жучиного нового блестящего импортного тела с непонятными татуировками, но он вспомнил, как они молились перед охотой и заранее просили прощения у Духа Жуков, за то, что отнимут у него нескольких его детёнышей сегодня. И Дух Жуков понял их и принял их жертвы, заранее простил и разрешил. Это ободрило Малого, но Жука все равно было жаль. Отец ловко вскрыл блестящее его брюхо, чтоб вытащить людей и освежевать тушу, но иностранные люди опять все оказались мертвы. На этот счет ходили разные слухи - Маленький принц говорил, что внутренние люди в Жуках панически боятся их и сами кончают с собой, чтоб только не попасть к ним в руки, Одноглазый Сосед с Отцом придерживались другого мнения - Железный Жук тоже охотится на людей, проглатывая их целиком и постепенно переваривая в таком виде.
Следующий Жук оказался постарше и попотрепанней, другой, местной породы. Он был легкой добычей - не понадобилось ни капканов, ни гарпунов, нелепо забившись в сети, он пару раз панически дернулся, загудел беспомощно, заплевался горячим огнем в охотников, прекрасно зная, что  не приносит им ни малейшего вреда, и затих. Внутри него снова оказались мертвые люди и один внезапно живой, хоть и раненый.
Одноглазый сосед узнал его - они вместе учились когда-то в училище. И Раненый Герой узнал его тоже.
- Почему вы воюете со своими? - спросил из последних сил Раненый Герой, - вы совсем уже не люди, как нам и говорили, да?!
- Мы ни с кем не воююем, - удивился Одноглазый Сосед, а Маленький Принц только безнадежно покачал головой, - мы просто охотимся. Жить-то надо нам.
Охотитесь?! - прохрипел Раненый герой, - что ж вы жрете что ли наши танки и бронетраспортеры, зубами грызете, супы что ли варите?!
Ну зачем, - рассудительно ответил Сосед, - зачем супы. Нас кормит Завод. Но и мы должны же его поддерживать. Раньше он давал вам Жуков. С нашей, конечно, помощью.  А теперь мы возвращаем ему их обратно. Это позволяет ему жить. А он уж и нас не бросит.
Убейте меня, пожалуйста, - сказал тихо Раненый Герой, - лучше смерть, чем вы мне выжрете мозг, чтоб я стал одним из вас.
Нахрен нам твой мозг, - пожал плечами Отец, а Маленький Принц снова скорчил безнадежную грустную рожу.
Все равно, - сказал Раненый Герой, - я прошу вас, зомби гребаные.
Не хотелось его убивать, но они всегда старались выполнять просьбы людей, по мере возможности.
Дома уже ждала Мама и Бабушка, И Сеструха, и Сеструхина Любовь, и чуть колеблющийся в утреннем тумане, замерший в ожидании пищи Завод ждал их тоже, чтобы принять их приношение и благодарно чуть качнуть серым бетонным крылом, согревая их, питая и  оберегая.
Subscribe

  • Но можно рукопись продать

    Мне всегда было интересно, а как относятся противники легализации проституции (ну я имею в виду нормальных человеческих противников, а не…

  • (no subject)

  • (no subject)

    Facebook post Ну, в общем, я за то и говорю. Что это уже давно как бы не политический вопрос-то.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments