olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Детский сад

 

  Детский сад, в котором я работаю воспитателем, состоит из трех отдельных садиков в разных зданиях в соседних дворах. Несколько лет назад в духе времени они были объединены в один под общим руководством нашей заведующей. В одном находятся старшие группы. В двух других – дублирующие друг друга ясельные и младшие группы – мелкие ребятишки, часто еще не умеющие разговаривать и сами себя обслуживать, т.е. совершенно, в общем, беззащитные.  Опять же, как и везде теперь, детей определяет в тот или другой садик  заведующая, руководствуясь имущественным и социальным положением их семей (при этом мест в обоих садиках не хватает, группы переполнены, люди ждут в очереди по полгода, чтоб хоть куда-нибудь попасть, и   вносят еще "спонсорский взнос" при поступлении в обязательном порядке).

 Один садик поприличнее. Там я работала поначалу.
Здание отремонтировано, стеклопакеты на окнах, коврики в коридоре, группы попросторнее, отдельные спальни, побольше игрушек. Якобы, там проводится до кучи обязательных дополнительных занятий, естественно, платных. Туда заведующая определяет детей поцивильнее, ну т.е. тех, у кого родители вроде поблагополучнее и смогут платить. Тоже, конечно, не миллионеры, такие в наш сад своих детей не отдают, но так хоть не совсем нищие.

 Воспитателями туда набрали помоложе и попрезентабельнее теток.  Они получают стандартную мизерную зарплату плюс надбавку за проведение дополнительных занятий, которые они, по большей части, не проводят, за исключением, пожалуй, психолога, девушки, честно и регулярно работавшей в моей группе. При этом постоянно идет бешенная конкурентная борьба за эти дополнительные занятия и надбавки,  все друг друга ненавидят, постоянно стучат начальству, рассказывают друг про друга всякие сплетни и гадости.

 Но это все фигня, по сравнению с процветающим здесь отношением к детям. Хотя, наверное, одно связано с другим. Мелких детей общепринято здесь запирать по одному в туалете в качестве наказания; мыть ребенка специально холодной водой, чтоб отучить какать в штаны; а о том, как на детей орут и оскорбляют их, я уж не говорю. Все это на фоне прогибательства перед начальством и фальшивых ослепительных улыбок родителям.  И дело даже не в грубости, это можно было бы как-то понять, хотя, конечно, тоже хорошего мало.

 Эти внешне приличные несчастные тетки относятся к детям с такой же брезгливой ненавистью и злобным отвращением, как и друг к другу, а главное, к себе самим. Они же просто презирают сами себя. Их приучили (а молодые девчонки вообще привыкали к этому с детства) считать лохами и лузерами, никчемными, никудышными, жалкими, опущенными людьми всех тех, кто занимаются тяжелым низкооплачиваемым трудом (и вообще ТРУДОМ,  а не срубанием бабок по легкому). Всех тех, кому "не повезло". Т.е. почти всех окружающих людей, в том числе и самих себя. А мелкие дети просто самые беззащитные, на них можно отыграться. Мол, мы все неудачники и придурки, потому что здесь работаем, и за эти деньги мы должны еще сюсюкаться с этими засранцами мелкими?!   Единственно, кого они уважают, вполне в соответствии с официальной пропагандой, – это "богатых" или "деловых" людей, или процветающих государственных чиновников или политиков, которые иногда наведываются в садик в порядке предвыборной агитации. Вот перед этими уебками все и шестерят, собственно только их и считают за людей. Перед выборами многие в свободное от работы время раздавали на перекрестках листовки всяческих СПС, Единых и Справедливых Россий или просто брали с людей обязательство и сами подписывались голосовать за ту или иную партию. И были несказанно благодарны за те копейки, которые им платили "солидные политики".

Окружающий нас капиталистический мир с его господствующей буржуазной торгашеской моралью и потребительской псевдокультурой обречен. Этому есть до кучи научных объяснений и доказательств. Но, наверное, ничего так наглядно не показывает полную общественную деградацию и разложение, как подобное отношение людей друг к другу, особенно, к самым беззащитным людям – мелким детям.
Потом меня перевели в другой садик – для "бедных". Забор развалился, помещения для групп маленькие, на территории какие-то ямы, дети спят там, где только что поели, когда мы убираем столы, на раздвижных кроватях, игрушек мало, такие старомодные еще с советских времен, никаких дополнительных платных занятий - никто просто не сможет их оплачивать. Туда часто определяют детей из неблагополучных семей. Дети отнимают друг у друга нашу ДЕТСАДОВСКУЮ еду. Детей приводят к семи часам и забирают в семь вечера.

Но вот что удивительно. Там пашут такие непрезентабельные немодные тетки, много пожилых, работающих еще с советских опять же времен. И вот отношение их к "воспитанникам" вообще не сравнить с тем, которое процветает повсеместно в том цивильном более садике. Конечно, и тут воспиталки с мелкими не особо не церемонятся. Но они этих детей хоть, может, и прикрикнут и подшлепнут даже сгоряча иногда, на руках таскают, на коленях качают, играют с ними постоянно. Нацеловывают ихние сопливые грязные физиономии. Проводят до кучи абсолютно бесплатных занятий постоянно, изготавливая сами всевозможные игры и пособия из подручных средств в свободное время.

 Единственное, "бедствие" здесь, правда, надо сказать, довольно редкое – приход заведующей и вообще начальства. Приходится срочно вывешивать какие-то идиотские плакаты, гулять с детьми по строгому расписанию, независимо от погоды – хоть дождь, хоть метель, а не тогда, когда установится нормальная погода. Заведующая постоянно гнобит воспитателей за то, что они не внедряют платные занятия, и занимаются с детьми бесплатно, но не меньше, кстати, чем за отдельные бабки – мол, не хотят зарабатывать  деньги, не "трясут" родителей.

Вообще начальство здесь не любят. Каким-то образом, здесь люди договариваются между собой об удобном для всех графике работы – никому не приходит в голову бежать с этим к начальству, жаловаться друг на друга или перекладывать на кого-то свою работу. Наоборот, стараются выручать друг друга по мере возможностей. Объяснение очень простое и вполне практичное – нам же дальше вместе работать придется.

  Я думаю, ну почему так. Честно говоря, особого ответа  у меня нет. Возможно, дело отчасти в том, что здесь люди не чувствуют так каждую минуту свою "невезучесть", как те молоденькие девчонки, мечтающие втайне выбраться из этого долбанного садика и попасть в "красивую" жизнь. Они не научились еще считать свое бедственное материальное положение позором. Может, они не привыкли еще, что единственным мерилом ценности человеческой жизни являются бабки. Возможно, у некоторых сохранилась еще с советских времен привычка, потихоньку забивая на многочисленных начальников-дармоедов, обустраивать жизнь по своим вполне человеческим понятиям.

 Конечно, возможно в ближайшее время эти люди не начнут борьбу за свои права, тем более за изменение того социального строя, при котором они, их дети и воспитанники обречены на вечное положение "лузеров" и бедняков. При котором вообще происходит такое разделение людей на богатых и бедных, начальников и покорных исполнителей, хозяев и наемных рабов, политиков и одураченную "массу".

Но именно существование  таких людей опровергает представление о том, что невозможно, во всяком случае, сейчас, существование и продуктивный труд без каких-либо иерархий, будь то наличие хозяина или государственного чиновника.  Про это писал Корнелиус Касториадис в статье " САМОУПРАВЛЕНИЕ  И ИЕРАРХИЯ":

 

"С другой стороны, даже на современном предприятии существует не одна, а две дисциплины. Дисциплина, которую постоянно пытаются навязать с помощью принуждения и финансовых санкций. И другая, намного менее очевидная, но не менее сильная дисциплина рождается среди работников бригады или цеха, когда не терпят ни тех, кто работает слишком много, ни тех, кто отлынивает. Объединения людей не являются (и не являлись) хаотическими конгломератами индивидов, приводимыми в движение эгоизмом и борьбой одних против других, как пытаются нас убедить идеологи капитализма и бюрократии. Эти идеологи подобным образом лишь отражают собственные предпочтения.

В группах, особенно когда они решают задачу, требующую постоянных совместных усилий, всегда существуют нормы поведения и воздействие коллектива, чтобы заставить их уважать…

Коллектив способен решать (и с нашей точки зрения имеет полное право это сделать), как сделать так, чтобы часы работы были менее утомительны, менее абсурдны и приносили больше счастья, что бесконечно важнее, чем лишние гроши у торговца.

Это справедливо и на уровне всего общества. Никакие научные расчеты не помогут нам решить, что предпочтительно для общества в следующем году: больше досуга или больше потребления, более или менее быстрый рост. Тот, кто утверждает, что такое может быть просчитано какой-то отдельной группой специалистов – невежда или лжец. Единственный критерий, который имеет смысл в этих случаях, это то, чего собственно хотят составляющие общество мужчины и женщины. Только они, и никто другой, могут решить, как им жить и работать."


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments