olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Коммунизм я строю ломом и лопатой.

Читая про народ vs интеллигенция, заскучала за классовый анализ. Ну современным типа "коммунистам"- то кургинян не велит, они все больше по смердяковщине, западным агентам, бунтовщикам, стюдентам, жидам, конокрадам и полякам и прочим внешним и унутренним врагам, так что бог с ним. Пусть без классового, пусть так, запросто.
Очень меня забавляет, когда той типа интеллигенции родом с того СССР 1.0 (специально позырила на даты рождения клеймимых и даже того неизвестного мне разоблаченного Коммари писателя Шишкина не поленилась проверить) противопоставляется интеллигенция дореволюционная, совестливая и кающаяся, мол, те были молодцы.
Интеллигенции дореволюционной как раз и полагалось платить и каяться по жизни перед тем, если забыть про Маркса и плотно подсеть на окургиняненного достоевского, внеклассовым плохо одетым народом. Во всяком случае, той её части, что происходила с привелегированных классов. Были ведь и такие, что вообще из дворян происходили. Т.е. если не они сами, то их деды, а то и отцы прямо-таки в прямом смысле были настоящими рабовладельцами. Да и в любом случае они сами пользовались привелегией  чудовищного неравенства - не только вопиющего материального, но и в иерархической системе полуфеодальной российской деспотии - принадлежности к высшей господствующей даже формально касте. Образование, доступ к культуре - все было привелегировано по классово-сословному признаку. Тот интеллигент действительно получал свою интеллигентность и культурность в большой степени за счет горбатящихся в темноте беспросветности рабочих и крестьян, и если чувствовал себя в некоторой степени должником, то вроде и был в каком-то смысле прав.
Не то интеллигент советской выделки. Как известно, в СССР никаких привелегий и прочих несправедливостей не было и быть не могло. Вся власть принадлежала   ТРУДОВОМУ НАРОДУ. Он сам себя обеспечивал соответтсвенно лучшим в мире бесплатным образованием и высшей культурностью так и того уровня, какого считал нужным. Поэтому интеллигенция могла быть только трудовая и народная, хотя и тут не вполне понятен принцип той классификации, ну да во многой мудрости много печали, не будем вдаваться.
По любому непонятно, с чего бы этому так или иначе выделенному социально-профессиональному слою внезапно впадать в достоевщину и прочую сопливо-слезливую умилительную покаянность, не пойму.
Как-то не по-советски, я бы сказала.
Понятно, что сейчас-то получают образование только дети предпринимателей, но у обличителей ведь конкретные персонажи фигурируют, которые получили его ещё в рабочем гос-ве.
Что до меня вот лично, то признаться я вот так чисто по-рабочему вот например инжеренов да уважаю, а этих бумагомарак тоже не очень. Которые задницы просиживали за рабочий класс сочиняя поучительные истории. Мне вот этот - вот Бродский мне симпатичнее в этом плане как-то. С седьмого класса на Арсенал пошел фрезеровщиком, потом - в геологические экспедиции тоже разнорабочим. Вот это я понимаю да, это по-нашему. Или там вот Олег Григорьев тоже. Поскольку бытие определяет сознание, хорошо понимали чуваки и экзистенциальную трагедию глубоко диалектической повседневности рабочего человека, выраженную простыми и смелыми человеческими словами, а не стилизованными под гвозди кусками папье-маше:

Мы не видим всходов из наших пашен.
Нам судья противен, защитник страшен.
Нам дороже свайка, чем матч столетья.
Дайте нам обед и компот на третье.

Нам звезда в глазу, что слеза в подушке.
Мы боимся короны во лбу лягушки,
бородавок на пальцах и прочей мрази.
Подарите нам тюбик хорошей мази.

Нам приятней глупость, чем хитрость лисья.
Мы не знаем, зачем на деревьях листья.
И, когда их срывает Борей до срока,
ничего не чувствуем, кроме шока.

Потому что тепло переходит в холод,
наш пиджак зашит, а тулуп проколот.
Не рассудок наш, а глаза ослабли,
чтоб искать отличье орла от цапли.

Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать "не надо".

Наши жизни, как строчки, достигли точки.
В изголовьи дочки в ночной сорочке
или сына в майке не встать нам снами.
Наша тень длиннее, чем ночь пред нами.

То не колокол бьет над угрюмым вечем!
Мы уходим во тьму, где светить нам нечем.
Мы спускаем флаги и жжем бумаги.
Дайте нам припасть напоследок к фляге.

Почему все так вышло? И будет ложью
на характер свалить или Волю Божью.
Разве должно было быть иначе?
Мы платили за всех, и не нужно сдачи.

Subscribe

  • Петь в клетке

    На объявлении приговора украинский либерал и националист Олег Сенцов и украинский анархо-коммунист Александр Кольченко в своей этой клетке в зале…

  • (no subject)

    Что тут еще скажешь по ходу. Удачи нам всем. Финальная битва между добром и нейтралитетом Существуют обстоятельства, в которых нужно…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Петь в клетке

    На объявлении приговора украинский либерал и националист Олег Сенцов и украинский анархо-коммунист Александр Кольченко в своей этой клетке в зале…

  • (no subject)

    Что тут еще скажешь по ходу. Удачи нам всем. Финальная битва между добром и нейтралитетом Существуют обстоятельства, в которых нужно…

  • (no subject)