olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Обращаясь к буржуазной законности…

Скажу сразу, я не явлюсь как фанаткой буржуазной законности, ждущей от нее наведения справедливости, так и обличительницей тех, кто в той или иной ситуации обращается к ней.

 

Первое – по понятным причинам, думаю, не требующим здесь подробного разъяснения, вполне понимая ее классовый характер.

Второе – по причинам, вероятно, отчасти личного характера. Я не являюсь революционером-подпольщиком, живущим по поддельным документам на нелегальном положении на деньги партии. Я не участвую в экспроприации ценностей у буржуев или буржуйского государства. Не веду вооруженную борьбу с ними. (Скажу сразу, что перед подобными людьми я преклоняюсь).  Я  даже не живу в коммуне, существующей каким-то образом автономно от государства и капиталистической системы. Я, в отличие от участников группы «Война» , не живу «безблядственно» , переезжая с квартиры на квартиру без документов и регистраций  и экспроприируя  необходимые для жизни продукты в буржуйских супермаркетах – за что, независимо даже от всей их остальной деятельности,  я этих людей искренне уважаю.

Напротив, в отличие от всех этих совершенно различных идейно людей, я получила от буржуазного государства официальные регистрационные документы (паспорт, полис и т.д.). Плачу ему за квартиру и коммунальные услуги. Работаю на него по найму и получаю от него зарплату. Ежедневно вступаю с ним в сделки и соглашения, покупая что-то, получая и предоставляя какие-то услуги и прочее. Мои дети ходят в государственные образовательные учреждения.

Более того. Я умею драться, во всяком случае, по малолетству умела, во взрослом состоянии вроде особо не приходилось. Тем не менее, я трезво оцениваю свои силы. Я никогда не участвовала в оперативно-розыскных мероприятиях. У меня нет оружия, и я не умею им пользоваться в любом случае, подозреваю, что это не так просто, и стрельбой в тире это умение  не ограничивается.  В любом случае, я полагаю, что в противоборстве со здоровым даже безоружным мужиком я с большой вероятностью окажусь проигравшей стороной, не говоря о нескольких и вооруженных.  И я не могу быть уверена, что при реальной угрозе жизни моим детям и хоть малейшем шансе на помощь в спасении от этой угрозы, я позорно не обращусь за помощью к полицейским карателям, защитникам буржуйских порядков.  Например, если буду знать, что где-то рядом в подвале прямо сейчас  больной урод  насилует и пытает моего (или даже чужого) ребенка, и есть хоть небольшой шанс, что полицаи их найдут,  ублюдка повяжут, а главное, конечно, ребенка спасут.  Даже ясно осознавая, что и в ментуре подчас насилуют и пытают людей.

 Естественно, с гораздо большим удовольствием и сознанием собственной правоты, я бы обратилась к красным партизанам и (или) рабочим дружинам самообороны.

Добавлю еще позорный штрих к своему портрету. Как-то гуляя со своей группой во дворе детского сада, я наблюдала за группой ребят, довольно шумно и буро себя ведущих, сидящих прямо на ступеньках здания сада, громко матерящихся  и создающих на его стенах  прямо на глазах у изумленных зрителей коллективную картину своей подростковой сексуальности в виде недвусмысленного скабрезного изображения в полный, что называется, рост.  Признаюсь, что даже в этой ситуации, не несущей прямой угрозы жизни и здоровью детей, я, быстро свернув уговоры и увещевания в пользу бедных, вызывающие лишь естественный здоровый смех у молодежи, пригрозила «вызвать сейчас ментов – отделение как раз рядом – быстро приедут», даже мобилу показательно вытащила – что возымело незамедлительное действие – пацаны, вяло огрызаясь, ретировались.

Аналогично я поступала, когда шумные компании всевозможных возрастов и оттенков, усевшись на детские скамеечки, прямо во время наших прогулок  начинали распитие спиртных напитков со всеми сопутствующими этому неприглядными атрибутами и т.д. Правда, никогда не звонила, но тем не менее.

Естественно, я прекрасно понимаю социальные и классовые причины этих явлений и проблем, и вовсе не жду их искоренения и решения от полицейского вмешательства. И опять же – знай я телефон самоорганизованной рабочей милиции, я позвонила бы туда.

Короче, учитывая все вышесказанное, и не обладая соответствующей наглостью и (или) лицемерием, я никогда не решусь обвинять кого-то в легализме, обращению к буржуазной законности и прочем оппортунизме. Хотя сочту вполне обоснованными такие обвинения, прозвучавшие из уст революционера подпольщика, повстанца, даже просто нелегала.  Даже пусть «легала», но втихаря организующего подобные действия, участвующего в работе подобной организации. Даже пусть не революционера и ничего не организующего вообще  - просто чела, ничего подобного описанному мной, о себе сказать не могущего, а напротив -  всегда лично или с товарищами способного защитить себя и других. Поскольку ничего подобного о человеке мы сказать наверняка не можем, и вызнавать в существующих условиях равносильно провокации и стукачеству, то я априори уважаю всех  обличителей, предполагая о них  лучшее, а оставляя худшее на нашу грустную оппортунистическую долю.

Однако, недавний случай нарушил такое мое смирение. У моей приятельницы и напарницы по работе в детском саду Людмилы обнесли квартиру. Сразу скажу, воры не были Робин Гудами, а подобно нашему правительству и буржуям, ограбили нищих, правда, возможно, уже в отличие от  правительства и буржуев, являясь сами нищими еще в большей степени, а возможно, и нет. Людина семья выделяется бедностью даже на детсадовском фоне. Приехав с Украины, они живут впятером в однокомнатной хрущевке. Спят на полу – стелют вечером матрасы, утром сворачивают – пять кроватей просто не вошло бы в комнатку. Муж моей приятельницы тяжело болен, не имеет возможности идти на больничный, боится, что уволят с завода, где ему и так задерживают и урезают зарплату – с начала кризиса пошли простои.  Маленькая внучка тоже часто болеет, лекарства, сами знаете, недешевы. Дочка только нашла работу, с предыдущей  сократили, заставив написать заявление по собственному желанию. Сын учится. На зарплату моей приятельницы, воспитательницы детского сада, тоже не разгуляешься. При этом в свою крохотную квартиру они вложили столько сил и труда, что по части аккуратности, ухоженности и обустроенности она даст фору иному дворцу. Возможно, воров обманул внешний декор – собственными силами застекленный, заставленный причудливыми цветами, завешенный какими-то занавесочками кружевными балкон, даже не знаю, что еще?

При том, что это был как раз тот случай, когда взять нечего, у них вынесли абсолютно все, что было.  Выломали замок. Забрали древний комп, старый телевизор, обручальное кольцо и какие-то серьги. Отпускные мужа, зарплату жены, деньги, заработанные сыном на стройке за все лето и отложенные на оплату учебы.  Куртки дочери и внучки. Только что купленные сапоги. На похороны они не копили, сберкнижек не имели.

Обращаясь в милицию, они, кроме наказания порока и торжества добродетели, надеялись и вернуть хоть что-то.  А также, что пойманные воры, работая в исправительно-трудовых учреждениях, возместят им какие-то, прямо скажем, небольшие в общепринятом масштабе, но огромные для них средства.  Зимние куртки и сапоги необходимы зимой для выхода на улицу. Деньги нужны для жизни. Комп нужен был сыну, чтоб, наконец, написать свою выпускную дипломную работу. Без телека - ладно, может, и полезнее.

Какие-то деньги собрали на работе в помощь. Прямо скажем, небольшие.

Знакомый мент, отец одной девчонки в группе, сразу сказал, что искать никто не будет, повесят на первого попавшегося бомжа. Так и случилось. Вскоре им действительно предъявили «грабителя». Предварительно работники милиции еще раз приехали, осмотрели квартиру, еще раз записали, что пропало. Ничего из этого, естественно, обнаружено не было. Но на следующий день работники милиции прибыли уже с подозреваемым – молодым парнем, изможденным и забитым. По словам моей приятельницы, парень просто очевидно был в квартире первый раз, абсолютно не ориентировался в ее нехитрой обстановке, все время затравленно озирался на охранников порядка.  С трудом и все время ошибаясь, вспоминал, что же он якобы украл – вероятно, не успел хорошо выучить за ночь. Каждый раз вопросительно оглядываясь на своих конвоиров, в ожидании то ли удара, то ли подсказки. Назвал магнитофон, которого у них в помине не было. Не смог показать, ни где стоял комп, ни где лежали деньги, хотя об этом можно было даже догадаться. Про телек даже не вспомнил. Когда ему напомнили – залепетал испуганно, торопливо и с готовностью, озираясь на ментов  – да, да, конечно, и махнул рукой в комнату, хотя телек стоял на кухне, в комнате для него просто не было места.

Парень уже подписал признание. Речь о том, как он один вынес все это из квартиры, даже не шла.  Охранники правопорядка ПРИВЕЗЛИ С СОБОЙ двух свидетелей, засвидетельствовавших, что видели этого чувака в этот день, выходящим из этой квартиры. Моя приятельница попыталась со свидетелями поговорить. Они ни жили ни в этом доме, не вообще в нашем районе, абсолютно не ориентировались  и не могли объяснить, каким образом сами оказались на другом конце города посреди жилого массива.

Другой бы плюнул, подумаешь, какого-то ханурика посадят. Но моя приятельница пошла к следователю. «Это не он, - сказала она, - видно же, он никогда не был в нашей квартире. Я ничего против него подписывать не буду». Следователь, молодая женщина, все время зевающая, долго смотрела на нее, не понимая, чего надо.

Попыталась прояснить. «В плане, что возмещать вам – так это вряд ли, не надейтесь, - сказала она честно, – На него еще четыре кражи ПОВЕСИЛИ, ему хоть всю жизнь сиди и работай – не расплатиться.»

«Но он же не крал! Пусть он вор, может, но у нас-то он не крал!»- возмутилась Люда.

«Женщина, ну вы такая странная, - уже раздраженно ответила следователь, - это же бомж!»

«Я не буду подписывать ничего. Приду на суд и скажу, что не он!» - кипятилась моя приятельница.

«Да от вас нам ничего и не надо. Он сам все подписал, что нужно, во всем признался. И свидетели есть.»

«Откуда эти свидетели? Почему вы привезли их с собой? Они здесь не живут, никаких предприятий у нашего дома нет, куда они бы на работу могли пойти, знакомых у них здесь нет,  я спросила – они с другого конца города вообще, здесь даже не ориентируются, ни улицы не знают ничего, как они здесь вообще оказались в тот день?»

«Женщина, - устало сказала следователь, - до свидания. И не приходите больше, пожалуйста. Если что, пусть ваша дочка придет.»  Кто знает Люду и  Людину дочку, поймет следователя.

К чему я это говорю.  Дело не в том, что обращаясь в «органы охраны правопорядка» , ты нарушаешь заповеди честного революционера, сотрудничаешь с буржуазными институтами, нарушаешь чистоту рук соприкосновением с дерьмом и т.д. Т.е. все это, вероятно, так, но наверно , можно было бы пережить. Дело не в том, что буржуйские законы действуют на пользу буржуям – т.е. это так, наверно, в общем, но вероятно, в частном случае, может, и тебе  на пользу подействовать – когда тебе в темном переулке будут перерезать горло обдолбаные пацаны чисто для общего развития, а мент поганый может из соображения несогласованности с законом их действий, их и шугануть.  Главная, на мой взгляд, проблема в том, что с большой долей вероятности ни соблюдения буржуазной, ни какой-либо другой законности ты не добьешься. Черт с ней, с законностью, на хрен она нужна, тем более буржуазная – твои действия в данном случае могут иметь совершенно непредсказуемые последствия и для тебя, и для других людей. Захочешь ли ты посадить виноватого с твоей точки зрения или невиновного – кого посадят с твоим участием на самом деле с большой вероятностью непредсказуемо. Что делает твои действия в этом направлении проблематичными не только с морально-этической, сколько с практической точки зрения. Понимаю, что последняя часть моего мессиджа противоречит в какой-то степени первой.  Выхода из этого противоречия и практических выводов сделать пока не могу.

 

Subscribe

  • Немного жажды жизни)

    : я за себя отвечу, не за Хахама. Аноним 4 августа 2021, 00:32:15 UTC СВЕРНУТЬ О Господи, Молли, какая же Вы дура :-( Бывает; но зачем это постоянно…

  • (no subject)

    Заранее прошу прощения у религиозных людей - за, возможно, опошление и огрубление важных для них штук. Тема, близкая в чем-то к теме последнего…

  • Немного советской русскоязычной интеллигенции

    Продолжение социологического исследования про леди и даже, в некотором роде, я бы сказала, ледей: tandem_bike: на какой помойке ее зачинали, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Немного жажды жизни)

    : я за себя отвечу, не за Хахама. Аноним 4 августа 2021, 00:32:15 UTC СВЕРНУТЬ О Господи, Молли, какая же Вы дура :-( Бывает; но зачем это постоянно…

  • (no subject)

    Заранее прошу прощения у религиозных людей - за, возможно, опошление и огрубление важных для них штук. Тема, близкая в чем-то к теме последнего…

  • Немного советской русскоязычной интеллигенции

    Продолжение социологического исследования про леди и даже, в некотором роде, я бы сказала, ледей: tandem_bike: на какой помойке ее зачинали, в…