olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Меря: здесь и сейчас

Вообще я с малолетства опасаюсь за всякий беспонтовый пафос и все такое. Особенно, если ты не при делах и не в официозе. Потому что если при тебе охранник с автоматом, в смысле на твоей стороне, а не автоматом тебе в спину слегка тычет, то быть честным, искренним и водушевленным вполне может ещё и ничего, красиво и е..бельно. А если нет - то не надо, эт мы ж все с садиковского малолетства ещё знаем, не только в политике - вообще по жизни. Типа токо ты раскроешься,  рассиропишься и рассопливишься, так тебе и в рожу со всей дури и в поддых по полной, ну елки - все ж за это знают, это даже инстинкт уже основной. Надо осторожно себя вести потому. Личных имен не употреблять. За личные пристрастия тоже не вдаваться. Хлебало не разевать и клювом не щелкать. Не смеяться не улыбаться (а усмехаться это нормально ещё да, только краем рта, а не во весь е..льник), не восторгаться, не горевать, осторожно озираться время от времени, не расслабляться, умеренно материться чтоб в смысле не на того напали, глупых слов не говорить. Да чего, все ж за это знают. Я и по правде так считаю. Это дает некоторый шанс не то что там на выживание - всем известно, чем полюбому заканчивается эта странная болезнь, передаваемая половым путем, рано или поздно, а на более-менее  аккуратную умеренно неунизительную окончательность.
Но вот призрачный шанс на невозможную бесстрашную и свободную жизнь есть, конечно, только у всяких этих сортов безоглядной искренности, беспечной честности, безумной человечности и беззащитной убежденности.

В этом смысле люблю читать статьи этого чувака, молодого ученого типа, вот с этой т.е. стороны да. Но и не только - просто здорово написано, вообще интересно здорово и привлекательно, да и охота дико жить на той удивительной земле-то, неизвестной и неведомой, которую он описывает.

Оригинал взят у ecolog2017 в Меря: здесь и сейчас
DSCN2132

Вот вашему драгоценному вниманию ещё одна заметка, написанная мною пару лет назад для Мерянского альманаха, который пока так и не увидел свет.

Когда вникаешь в мерянскую тематику не только ради исследовательского интереса (если таковой в чистом виде вообще существует), а, что называется, с пристрастием — у окружающих возникают вопросы, сводящиеся зачастую к одному и тому же. Самые горячие крутят пальцем у виска, более тактичные вопрошают с осторожностью: «Позвольте, какая меря? На дворе XXI век, и пытаться возродить пресекшиеся традиции давно исчезнувшего финно-угорского племени попросту бессмысленно...». Однако на поверку перспективы оказываются вовсе не такими мрачными.

Перво-наперво стоит сказать пару слов о том, как появился у автора этих строк интерес к мере и мерянской культуре. С детства мне посчастливилось регулярно бывать не только в бетонных джунглях Москвы, но и в её окрестностях, где ещё стоят местами дремучие еловые леса, шум ветра не вполне заглушён шумом машин и текут реки, в которых воды до сих пор намного больше, чем промышленных отходов. Места эти рано стали для меня родными и священными. И часто имена тех речек звучали для меня совсем загадочно и туманно. На вопросы взрослые отвечали, что все эти неизвестные названия, скорее всего, даны ещё в глубокой древности людьми, что говорили на ином языке — одном из финно-угорских.

Древние времена всегда манили своей чистотой и мудростью в пику бледному, механическому и подловатому современному бытию. Люди, свободные и близкие к природе, были привлекательны, чего не скажешь об утомлённых суетою циниках нынешней эпохи. И ведь эти люди бродили средь тех же самых лесов, купались в той же самой речке, что и ребёнок, впервые начавший задумываться обо всём этом. Не помню, учился ли я в начальной школе или едва перешёл в среднюю, когда в моих руках оказалась книжка, посвящённая древней истории России, предназначенная для детей. Книжка, надо сказать, весьма дурная, но зато снабжённая картой, на которой показано было расселение племён, вошедших в состав Киевской Руси и схематично нарисованы их представители. Я принялся искать Московский край, и оказалось, что ближе всего к нашим местам нарисован человечек в синем кафтане и пушистой меховой шапке, а под ним была подпись — меря. Позже всё те же взрослые мне объяснили, что племя меря не славянское. Пожалуй, сей момент и стоит считать отправной точкой моего интереса к финно-уграм и к мере.

meryan_girl

Не думаю, что мой нынешний интерес лишь инфантильная приверженность детским увлечениям. Часто именно в детстве в нас рождаются самые сокровенные чувства и ощущения, самые заветные представления о мире, порой мало продуманные и осознанные, но от того не менее ключевые для нашей жизни. Блажен, кто сумеет пронести это зерно через долгие годы.

Как человек, воспитанный в славянской культуре и, с не менее ранних пор, очарованный и природнённый славянской традицией и мировоззрением, я, безусловно, далёк от того, чтобы очертя голову заявлять: «Я — меря!» И в то же время мерянская тема для меня вовсе не праздное любопытство, не некий род субкультуры и не способ с интересом провести время. Однако не вижу я и большого смысла искать «кровное родство» и прямую генеалогическую линию с древними обитателями моего края. Ведь всем известны витиеватые исторические перипетии, приводившие к многочисленным волнам миграций, оттокам старого и притокам нового населения, а также к интенсивному межэтническому взаимодействию, как культурному, так и демографическому... Но что же тогда остаётся? Самое главное.

Если для нас Родина — не абстрактное понятие, которое мы затвердили из телевизора и нелепых мещанских разговоров, а та Земля, которую мы трепетно любим всей душой, то нам крайне важно постичь мировоззрение тех, кто чувствовал то же, что и мы, на этой земле много столетий назад. Необходимость понять наших духовных (а вовсе не обязательно кровных) предков становится ещё явственнее, если мы сознаём, что люди старинных времён были на куда более короткой ноге с местной природой, чем мы. И тогда мы открываем для себя нашу Родину вновь, шире и глубже. Стоя на валах древних городищ, обозревая убегающий вниз лесной простор, или вглядываясь в ветхие экспонаты краеведческих музеев, мы смотрим на мир глазами тех, кто протягивает нам руку сквозь тысячелетия и кому есть, что рассказать нам о смысле жизни. И наша собственная жизнь в этот момент становится осмысленнее и полнее.

В наши дни всё яснее обозначается тенденция возвращения людей к своим локальным корням. Каждый приходит к ним своей дорогой. Пресытившись всевозможных химер и, казалось бы, оторвавшись от родной почвы сильнее, чем когда-либо удавалось человечеству, очень многие теперь обращают свой взор вглубь истории родного края. Применительно к нашей Волго-Окской территории мерянская тема, безусловно, должна быть одной из ключевых. Смахивая пыль с нашего неотъемлего наследия, мы вновь обретаем Родину, которую действительно стоит беречь и защищать от того, что её разрушает. Землю, на которой осмысленное бытие может составить наше подлинное счастье.
Subscribe

  • (no subject)

    Ну, в общем, да. Я тоже считаю, что пытать ошеломленных зрителей неэстетичными картинками и фотографиями и неумными текстами - это насилие.…

  • (no subject)

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • (no subject)

    Ну, в общем, да. Я тоже считаю, что пытать ошеломленных зрителей неэстетичными картинками и фотографиями и неумными текстами - это насилие.…

  • (no subject)

  • (no subject)