olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Category:

облико морале

Троцкий, конечно, был прав, говоря о лицемерии претензий к аморальности большевиков. А вот насчет какой-то особой коммунистической морали - по-моему, нет.
Некоторое отличие норм и представлений о допустимом от среднебытующих характерны абсолютно для всех воюющих людей или организаций , как он собственно сам и отмечал.
Естетсвенно, что нормы на войне несколько отличаются от того, что принято в мирное время: обычно считается, что убивать людей так-то особо не стоит, на войне же это зачастую дело чести доблести и геройства, даже если речь идет о совершенно незнакомых и не сделавших лично тебе ничего плохого людях, чья единственная вина в том, что они являются солдатами противника, а напротив, абсолютное следование этой норме может рассматриваться как трусость и предательство; мы учим детей не врать мамочке по поводу полученной пары, но крайне удивимся, если взрослые проявят такую же искреннюю правдивость и честность при общении с контрразведкой противника, захватившего их в плен и т.п.
Ну есть, наверное, и нечто общее - в принципе, всегда осуждается в общем немотивированная и даже мотивированная жестокость, пытки и унижения и т.п., но тем не менее.
Можно спорить о формах, целях, вообще целесообразности той войны, это отдельный разговор. Но в принципе революционеры, совершенно не обязательно, большевики, вообще всех эпох и видов - это как раз люди, декларирующие ведение такой войны с существующим порядком вещей. От солдат государства их в этом смысле отличает лишь несравненно меньшая кровожадность и разрушительные возможности, а главным образом то, что  на ту войну они пошли добровольцами под влиянием личных убеждений и личного выбора, а не стащены в казарму за шкирятник решением государственного начальства, объявляющего те войны и ведущего их по собственному усмотрению и исходя из собственных интересов.
В принципе, даже инструкции и рекомендации аж с далекой эмиграции Ленина во время первой русской революции, в той революции непосредственно участия не принимавшего и лично физически их никогда не исполнявшего, в отличие,к стати, от множества большевиков, эсеров или анархистов, честно ставивших на кон собственные жизни и нередко их терявших, всегда несколько смущавшие меня аналогией с рекомендациями наших радикальных как никто диванных аналитиков и стратегов, можно уложить тем не менее в эту схему. Что ж, у чувака была организация, люди в ней знали на что шли, в конце концов и полководцы бестрепетно разрабатывают планы сражений,берут на себя ответственность, ну хоть моральную, за жизнь и смерть десятков тысяч людей, но лично в атаку на пердовую не всегда скачут..
Т.е. тут все вполне логично да.
Однако, интересная картина получается, когда такие представления усваивают мирные обыватели и само государство. Думаю, именно в такой последовательности, собственно государство как организованный аппарат насилия (не вполне уверена в правильности формулировки "на службе у того или иного класса", но это отдельная тема) в принципе может иметь только внешние по отношению к этому насилию ограничения своей деятельности.
Меня долгое время поражал феномен сталинского времени. Все-таки размах политических и социальных репрессий и соответственного закабаления людей,с колько понимаю, несколько превышал, сколько понимаю, что свои аналоги при самодержавной деспотии последнего времени, что в окружающих в среднем капиталистических деспотиях того времени, весьма, конечно, далеких даже от буржуазных современных стандартов "прав человека" (про колонии я не говорю, это отдельный вопрос). Но меня удивляет не это, а общественные настроения, общественная реакция на них - и это в стране, только что переживший такой осовбодительный, революционный порыв!
Неужели только страх и ужас, сковавший общество? Где те не могущие молчать, причем не по политическим, а по чисто человеческим мотивам толстые; неужели дело только в том, что сталинские охранники правопорядка с удовольствием и оперативно исполнили бы его просьбу, в отличие от кровавых царских жандармов, возможно, даже ещё и задолго до того, как он её бы озвучил?
Собственно, дело не в самом Толстом, разумеется, подобные люди есть всегда и везде; очевидно, чтоб его памфлет прозвучал, на одного такого совестливого храбреца должно быть сотни если не тысячи не таких честных и не таких совестливых, но имеющих представления о нормах той чести и совести людей, способных если не заступиться, то просто тупо хотя бы пожалеть, посочувствовать, а то и восхититься, и именно это как образец презентовать своим детям.
Собственно, это то, о чем писал в воспоминаниях один революционер в царской России: он бежал из ссылки, без паспорта, никого знакомого в городе не было, тогда он просто тупо подошел к чуваку в студенческой тужурке и объяснил ситуацию честно, тот сам бедовал, поэтому отвел его к ещё одному своему другу, кто-то в результате дал денег, кто-то накормил, кто-то предоставил жилье перекантоваться несколько ночей...среди помогавших были студенты и преподователь того университета, кажется, аполитичные или уж во всяком случае революции никак не сочувствующие. Разумеется, до кучи в подобных случаях доносило полиции, но само то, что чуваку вообще пришло в голову обратиться за помощью к первому встречному студенту, говорит о том, что вероятность той помощи в том обществе не была близка к нулевой.
Интересно было бы пернести ситуацию в тридцатые годы, даже не  тридцать седьмой - ка кбы это выглядело?
Может быть, это такой эффект, когда мирный, лояльный и согласный, относительно благополучный конформист перенимает мораль солдата, ну примерно как "перенимают" сапоги и прочие шмотки с убитого, не пропададть же добру. При этом солдатом, конечно, не становится, для солдата нужна война, т.е. некоторое относительное равенство положения в схватке с вооруженным противником,  а становится палачом. Причем, в самом простом бытовом смысле этого слова - не какого-то там далеко врага, а своего же брата в прямом и переносном смысле, соседа и сослуживца.
Опасная т.е. штука да.
Озадачивает в этом смысле поведение некоторых современных людей, именующих себя последователями большевиков. О невеликого, извиняюсь, ума сталинистах и прочих синих воронах я не говорю - действительно, грех обижать богом обиженных. Но вот что движет людьми вроде бы вполне образованными и не идиотами, совершенно сознательно т.е. лгущими, а не от недоумия, и не по поводу преданий старины глубокой, где может и ничего если для пользы дела - мертвым не больно и вообще все равно, а по поводу в реальном режиме времени происходящих кровавых событий - я не вполне врубаюсь. Никакой войны с существующим государственным устройством, где все средства хороши, они не ведут,  никаких видимых ништяков, ни моральных, ни материальных от своей в данном случае во всяком случае гипотетически - при всей ничтожности своего влияния - кровавой лжи не имеют. В чем прикол-то?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Что такое харассмент? Как говорит один мой знакомый :" не слушайте критиков, дайте слово апологетам":…

  • (no subject)

    Чего я ждала. А какого ответа я ждала от убежденных и последовательных атеистов? Отчаянного и безоглядного - "верую, ибо абсурдно!" - ждала я. Да мол…

  • (no subject)

    Только совсем уж непритязательные люди не верят в Бога, - пишет Быков, и хотя это его суждение, как,впрочем,и многие другие, исключительно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Что такое харассмент? Как говорит один мой знакомый :" не слушайте критиков, дайте слово апологетам":…

  • (no subject)

    Чего я ждала. А какого ответа я ждала от убежденных и последовательных атеистов? Отчаянного и безоглядного - "верую, ибо абсурдно!" - ждала я. Да мол…

  • (no subject)

    Только совсем уж непритязательные люди не верят в Бога, - пишет Быков, и хотя это его суждение, как,впрочем,и многие другие, исключительно…