olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Category:

Его по-человечески нам жаль...

- За что?
Никто не ответил, естественно. Он лихорадочно озирался, пока ещё мог что-то увидеть снаружи, выкрикивал что-то бессвязное, звал на помощь, страстно всматриваясь в темнеющее лиловыми выступами в багровой глади захода небо. Но вокруг не было ни одной живой души. В смысле, человеческой. Как его угораздило забрести на этот пустырь возле стройки, да ещё и долбануться в эту внезапно глубокую волчью яму, недвусмысленно предвещающую стать могилой, чуть присыпанную на манер ловушки, неровную и рваную как рана, слегка прикрытая грязными свалявшимися бинтами,  он и сам не помнил.
Он панически искал чего-нибудь - снаружи или внутри, что могло бы его спасти.
Потом вроде как нашел, как-то даже успокоился и стал молиться. Не бывает атеистов в окопах под огнем, - мелькнула у него в голове слышанная где-то фраза. Впрочем, он-то и так не был атеистом, не в окопах.
Он бы мог как-то подтянуться - нет, не подтянуться, до краев не достать, стены внезапно гладкие, не за что уцепиться. Хорошо, забросить что-то типа лассо, сделанного из одежды, скажем, зацепить за что-нибудь на поверхности, ну хотя бы попытаться. Если б они не били его по рукам, засыпая землей.

- Замолчи. Ты оскорбляешь нас. Наши чувства... - с внезапным гневом и отвращением ответил один из них и ударил его по лицу. В его глухом голосе слышалось такое чистое усталое бешенство, что даже неуместный пафос не выглядел нелепым. Сам он был довольно крупный, бурый, бесформенный, с острыми крошащимися выступами, распадающимися черными брызгами при падении.
- Чем?
 Упавшая у ног, точнее уже не у ног, а почти у колен, темная земляная звезда с тонкими прожилками красной глины и нежными струйками желтой прошептала будто не ему, а в общее наполняемое влажными шорохами пространство рыхлой почвы:
- Своими словами. И вообще всем. Тем, что ходишь тут, по земле. Можно представить, чем ты занимаешься. Да так оно и есть.

Он стал задыхаться.
- Чем, чем я таким занимаюсь... я не бандит, не преступник...
И с ужасом вдруг подумал, что если и правда узнают, чем.

- Вот именно, - проскрипел маленький острый комок, поблескивая слюдяными вкраплениями и сиреневыми гранитными осколками.

- У меня семья, дети...

Они стали падать чаще, густым жирным влажно-каменистым покровом, рассыпающимся и сливающимся воедино, рыхлой и твердой утрамбованной смертью:

- И дети тоже...

Его голос почти уже был неразличим в их шершавых и шуршащих темных ладонях отзвуков уходящего дня, переговоров и перешептываний подземных покровов,  шелеста бурьяна на пустыре и вскриков далеких птиц.

Двое черных со стройки неподалеку, устало присев на корточки, осторожно шевелили бледными губами, повернувшись друг к другу.
- Завалило. Жаль его. По-человечески.
- Дикие это края, да. Гиблые места.
Subscribe

  • (no subject)

    Что тут еще скажешь по ходу. Удачи нам всем. Финальная битва между добром и нейтралитетом Существуют обстоятельства, в которых нужно…

  • (no subject)

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • (no subject)

    Что тут еще скажешь по ходу. Удачи нам всем. Финальная битва между добром и нейтралитетом Существуют обстоятельства, в которых нужно…

  • (no subject)

  • (no subject)