olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Что делать

По поводу обсуждения гуманизма вообще и ответственности человека, в частности, вспомнилась такая повесть цвейга, стилизованная под индийскую притчу. произвела на меня по малолетству впечатление. "глаза извечного брата" называется".
там чувак - исключительно правильный царский полководец - как-то в ходе вечной их этой резни и междоусобицы, подавляя очередной мятеж, по ходу в суете прирезал своего родного брательника, который, как выяснилось, как раз этот мятеж возглавлял. Чувак был не только на высоком посту, но и исключительно нежной души, искаженное болью лицо и полные ужаса и ненависти глаза преследовали его повсюду, поскольку, видимо, не было одним из миллиона подобных лиц людей, которых он ухайндокал за свою карьеру, а лицом родного человечка.
Поэтому он бросился в ноги к царю, и милостиво был демобилизован и переведен из полководцев в судьи. Там он судил исключительно честно, справедливо и неподкупно, кроме того, придерживаясь своего собственного негласного моратория на смертную казнь. Помнил про те глаза. Однако, по стечению обстоятельств он засомневался в справедливости своего приговора, поскольку преступник, которого он вовсе не повелел казнить, а всего лишь обрек на многолетнее заключение в крепости, посмотрел на него с той же ненавистью, болью и отчаянием, что и некогда убитый брательник. И действительно, просидев по собственному желанию для ознакомления, так сказать, в крепости на пробу всего несколько дней, наш судья почти что помешался, ну во всяком случае, понял, что это тоже не фунт изюма. Возможно, из-за этого он вообще решил оставить государственную службу, не считая возможным как бы то ни было решать судьбу других людей, а так сказать,ушел "возделывать свой сад". Надо отметить, что и к этому его решению царь отнесся с удивительным пониманием.
Став знатным домохозяином в своем родовом поместье, умелым, добрым, щедрым и терпимым, чувак вроде бы успокоил свою совесть. Однако, как-то оглядывая свои владения, он увидел своего бичуемого надсмотрщиком раба. Раб, сами понимаете, глядел на него недобро - ну да, теми самыми глазами - и даже почти что уже помирал под кнутом. Чувак тут же остановил истязание. Однако, тут вмешались его подросшие многочисленные детки. Они резонно поинтересовались, как собственно ещё он собирается заставлять рабов работать. Его гуманистический ответ, само собой, их совсем не удовлетворил. Что же мы тогда будем кушать, да собственно и ты, если рабы уйдут на свободу? - логично спросили они у отца, и даже обратились к юридической стороне вопроса - это все не только твое, но и наше, ты не можешь один распоряжаться.
Ну мужик пошел по пути Льва Толстого. Уже не отпрашиваясь у царя, он бросил все и ушел босой отшельничать в горы. Питался как птички небесные крохами и ягодками, изнурял тело постом и воздержанием, укреплял дух молитвой и медитацией, сливался с природой и приближался к богам. Слава о новом святом, отрекшимся от славы и богатства ради духовного самосовершенствования, разнеслась по стране. Люди не только считали за честь приносить ему еду и одежду в его пещеру, но и толпами шли к нему за наставлениями и проповедями. У него появились ученики и последователи, внявшие его призыву бросить мирские блага, страсти и соблазны и стать на стезю духовности и аскетизма. Сам царь уважительно посетил чувака в его уединении и выразил уважение той духовной скрепе, которую тот ненавязчиво привносит в их суетный мир. И тут вдруг к нему прибыла полубезумная тетка. Она не приносила дары и подношения, не падала ниц и не просила благословения или совета. Наоборот, она рвала так сказать и метала. Поскольку её муж, в пошлом, вполне успешный ремесленник, проникся идеями этого отшельника, бросил все и последовал его примеру. В результате все его многочисленные детки померли с голода, ведь кормить и содержать их стало некому. И да - женщина взглянула на нашего монаха теми самыми ненавидящими, затуманенными болью глазами.
И чувак вернулся к людям. Он пришел к царю и попросил дать ему самую малую и непритязательную должность,к акая только есть в царстве (ну да, в рабство запродаться ему все-таки в голову не пришло). Царь был наконец неприятно удивлен, а может, просто устал от его чудачеств. Он выделил ему должность старшего помощника младшего дворника на псарне - типа самую что ни на есть грязную и ничтожную. и чувак наконец удовлетворился и успокоил свою мятежную совесть - никто из людей больше не смотрел на него вообще никак, ведь начальство обычно отдавая распоряжения, не удостаивает подчиненных взглядом, а собаки напротив глядели на него благодарно и предано - ведь он их исправно кормил, убирал и вообще обращался исключительно ласково.
Я прочла эту откровенно нравоучительную в хорошем смысле слова повесть в подростковом возрасте, и она отчасти меня поразила. Именно тем поразила, что несомненно талантливому и глубокомысленному автору не пришла в голову простейшая и логичнейшая мысль - хоть полы мой, хоть нужники чисти, хоть собак корми - ты поддерживаешь именно ту систему, где убивают, сажают, мучают, секут плетьми и умирают с голоду. Причем, не в глубокомысленном, а в самом прямом материальном смысле - ну своим трудом. Да может этими собаками бунтовщиков травят. Может, с ними царь охотиться ездит, топча по дороге к лесу крестьянские посевы. И т.п. Короче, куда ни кинь - всюду клин. От ответственности не уйти. В огне брода нет и т.д. Думаю, человек все равно по ходу так или иначе преобразует окружающий мир. И влияет хоть ты тресни, на судьбы других людей - хоть ты в монахи запишись, все равно. Такая его человеческая просто доля, извиняюсь. Вопрос только в том, осознанно он это делает или как получится, подчиняясь чужой воле или проявляя свою. Ну чувак из повести похоже нашел решение и подчинение чужой счел основанием для очистки своей больной совести. Думаю, он неправ.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments