September 13th, 2021

Белые гетеросексуальные цисгендерные мужчины1

Читаю про то, как Maria Kuvshinova Мария Кувшинова видит в книжном магазине полки с классикой в исполнении белых цисгендерных мужчин, привилегированной группы, патриархальных угнетателей , сексистов и шовинистов, негодует и возмущается, и думаю, понимает ли она, что само ее существование на свете обеспечено именно теми белыми цисгендерными мужчинами, сама его возможность.

Мне всегда , кстати, казался проблемным моментом даже тезис о том, что самые первые , вполне реальные , женские права добыты борьбой вполне реальных первых феминисток.

У меня всегда возникал вопрос - а иначе-то что?

Ну вот рабочие в борьбе за рабочие права могли угрожать забастовкой, остановкой производства ( и реально и угрожали, и бастовали, и останавливали порой).

Революционные боевики, партии, группы - вооруженным восстанием ( и восставали, устраивали беспорядки, политические убийства и т.д.)

Легальные политические партии и силы - вели парламентскую борьбу, агитировали своих избирателей, пройдя в парламент, получив там большинство, голосовали и принимали соответствующие законы.

А какие средства воздействия были у тех суфражисток? Если их требования не удовлетворят, то что?

Но не суть даже.

Думаю, автор_ки соотв.текстов все прекрасно понимают.

Именно поэтому они используют два взаимоисключающих вида риторики - в разных аудиториях и в разных ситуациях.

С одной стороны, они без устали убеждают , что господствующим над миром мужчинам никогда не понять женщин, что нет никаких общих значимых общечеловеческих ценностей, общечеловеческой этики и эстетики, нет и не может быть никакой объективности, никакого положения над схваткой, у каждого своя оптика и т.д.

Ну ок,. казалось бы, на нет и суда нет, хоть я и не мужчина, но мне с моей оптикой эти девушки совершенно не нужны, а даже мешают, и когда их права вступят в противоречие и помешают моим правам, я совершенно логично выберу свои права и свои интересы.

Тут обычно появляется другая, совершенно противоречащая первой, риторика - мол, мы слабы, несчастны, угнетены, обижены,.обделены, а слабым, несчастным, бедным и прочим нищим духом надо уступать и потакать, кому это и почему вдруг надо - да по той самой , гневно отрицаемой, общечеловеческой этике патриархальных белых цисгендерных мужчин.
Бьют на жалость, апеллируют к чувству вины и т.д.

Обычно из нормальных людей это действует на действительно , в этой терминологии, "сексистов", которые и впрямь считают женщин слабыми, несчастными существами, которых грех уж обижать-то, богом и так обиженных.
Как говорится, старым, малым, слабоумным надо сразу уступать.
Ещё и по гроб жизни им должен и обязан.
Не понимая или не думая о том, что таким образом они предают и подставляют других женщин ( и мужчин). Не обиженных, не несчастных, не слабоумных.

Думаю, примерно такая тактика была у большевиков, скажем.
С одной стороны, "есть только две стороны, рабочие и буржуи", кто не за рабочих, то за буржуев, и когда мы победим, мы изведем их под корень вместе со всей их буржуйской культурой, моралью, химерой совести и прочими поповскими словами.

С другой стороны, когда надо было у тех полезных буржуйских идиотов выцыганить бабки на революцию, апеллировали к той самой старой буржуйской этике и прочим буржуазным химерам и милостям к павшим. Играя и на том чувстве вины, и на желании прослыть модным и современным, и на суетливом стремлении задрав штаны, бежать за этим комсомолом, и на прочих человеческих слабостях.

Белые цисгендерные гетеросексуальные мужчины2 Навальный и прогрессивный дискурс

Я как-то спорила с пеной у рта с Владимир Платоненко , доказывая, что этот современный модный прогрессивный тренд - органическая часть левого дискурса, так сказать.

Ну мои аргументы известны, очевидны, не буду их повторять.

Но в чем-то, пожалуй, это и не совсем, точней, не только так, мне кажется.

Вот эта попытка вызвать и играть на чувстве вины, это отрицание права людей объединяться на основе понимаемых ими так или иначе, по- своему, каких-то признаков и интересов, кроме жёстко ограниченного перечня людей, признаков и интересов, которым и по которым можно, эта подспудная непроговариваемая убежденность, характерная, конечно, для левых, но и не только далеко для левых ведь, что люди живут не сами по себе, так и для того, как и для чего хотят, а чтоб собой, своей жизнью, своими действиями и стремлениями, подтвердить или опровергнуть Маркса ( Мизеса, Фому Аквинского,Джудит Батлер), это стремление к социальной инженерии, характерное, разумеется, для любых общественных деятелей и движений, но, что важно в данном случае - даже не осознаваемой и не иденцифицируемой как насилие над людьми , с естественными для этого насилия ограничителями, этот отказ от рационального анализа в пользу манипулятивной репрессивной истерии - это все характерно далеко не только для левых, в узком смысле, а для некоторого , в общем, дискурса, мне пока трудно сформулировать, как его обозначить.

И в этом смысле вот этот новомодный феминизм - его органическая часть и продолжение, и возможно поэтому людям, находящимся внутри, так трудно ему противостоять и что-то противопоставить.

А меня лично это волнует по той причине, что другие части этого пакета,иесли они действительно в него входят - демократия , хотя бы условная, личные права и свободы человека и т.п.- мне вполне лично дороги и важны.

Именно поэтому, кстати, мне исключительно дорог и важен Навальный и его движение.

Потому что они делают эти важные и дорогие мне вещи не принадлежностью маргинальной фанатично-сектантской агрессивно-ущербной субкультуры, а частью нормальной достойной полноценной человеческой жизни, широкого и разнообразного человеческого мира.