August 20th, 2020

хоровод

Субъектность 1

Я не особо шарю в политике. Но из простого здравого смысла и общего жизненного опыта предположу, что для того, чтоб быть политическим субъектом. а не объектом, надо иметь в жизни нечто большее, чем та политика.


Собственно, это ведь и  со всем так, политика просто частный случай.


Есть ли это нечто, ну, скажем, у условных «российских сторонников Лукашенко», хотя речь далеко не только о них. Да, думаю, есть.


У меня тут сын недавно спрашивал, что с этими людьми не так. Уже политические взгляды тут вообще не при чем. 


Уже и выборы тут не при чем — да хоть бы ты монархист тысячу раз или анархист, и в гробу их видал,и  ненавидишь демократов (либералов, кого угодно, вообще всех) и вообще. 


Что ты поддерживаешь-то — издевательства, пытки и изнасилования дубинкой теток и мужиков. которые лежат сейчас по больницам с повреждением внутренних органов? То, что этому шестнадцатилетнему парню. пропавшему вместе с множеством пока не найденных людей, но на счастье найденному в реанимации детской больницы в коме, выдавливали глаза той дубинкой? И. кстати, довольно сильно их повредили.  А до этого забивали ее в глотку. А до этого заставляли петь гимн ОМОНа. А до этого лупили по пяткам. И т.д.










Collapse )
хоровод

(no subject)

Иван ЖДАНОВ

Плыли и мы в берегах, на которых стояли
сами когда-то, теперь вот и нас провожают,
смотрят глазами потока, теряя детали.
Лечит ли время все то, что оно разрушает?

Что вспоминать о воде, протекающей мимо?
Нет у нее берегов для того, кто печален.
Святость и сволочь сгорают, не чувствуя дыма –
все совершенно на дне драгоценных развалин.

Все совершенно и даже не страшно, как видишь, –
гноище ль это, убийство, предательство, свара.
С места не сдвинешь, не вызовешь мук, не обидишь:
то, что прозрачно греху, незаметно для дара.

Но и любили мы так, как будто теряли
из виду то, что любили, – молча, неслышно.
Так расстается с листвой в безоружной печали
сад сокровенный, далекий, незримый, всевышний.

Или как зренье теряют меркнущим телом:
руки подносят к глазам – не ослабла повязка?
Видят как будто не то, да привыкнут за делом.
Точно ли было оно или все это сказка?

Или как в сердце любовь загоняют – не скроешь,
как бередится оно, отзывается рвотой,
хлещет, язвит – и душу вовек не отмоешь
ни пустотой совершенства, ни горькой заботой.

Я не пою, а бреду по дну нестерпимого воя
или по дну листодера к чужому обману.
Больше того, чем я не был и что я такое,
в этом потоке я быть не могу и не стану.

Если уж встретить придется себя – не узнаю:
встреча во времени недалека от разлуки.
Все-таки видит спиной и уходит по краю
тот, кто тобой не прощен и не взят на поруки.

Тот, кто тобой не забыт, продолжает толпиться
смертной истомой среди полюсов лихолетья.
Кто ты, увиденный мной? Почему тебе снится
тот же единственный сон о незнаемом свете?

Кто ты, неравный себе? Для какой ты науки?
Глаз не спускаешь с меня, а смотришь спокойно
и оставляешь в залог очищающей муки
клятве в замену все то, что свершится достойно.

Клятва – ведь это залог, и подобна повязке
той слепоты, что иного прозренья не хуже.
Нет берегов для нее – только свет без окраски,
свет на глазах, но скорей изнутри, чем снаружи.

Выйди еще, погляди хоть такими глазами,
всё ли плывут облака, оставаясь в начале,
всё ли помнят тебя и глядят небесами
сквозь поток и покой неразменной печали?
хоровод

Субъектность 2

Пример субъектности. дающей вполне ощутимые. значимые и даже поворотные  политические и даже исторические результаты — августовские события (революция или, если хотите, подавление путча) 1991 года.

Кстати, поздравляю всех участников в связи с годовщиной.

Ну или читала такую версию, что вот без Реформации не было бы капитализма, так бы феодализм и оставался. Судить. впрочем, не берусь.

via messala

(не про версию. а про песню):