September 3rd, 2019

хоровод

(no subject)

У старшего сына друзья уехали, молодые совсем ребята, но муж, чуть постарше, уже довольно высококлассный программист, жена — психолог, у них совсем маленьких ребенок, годик с чем-то, и на подходе второй, жена, сидя с ребенком, подрабатывала консультациями. 

Я удивилась, куда и зачем они едут, парень очень неплохо по нашим (да и не по нашим) меркам  зарабатывает, в состоянии содержать семью, но он-то ладно, он в любой стране работу найдет, но консультации психолога вполне очевидно очень сильно завязаны на язык (при самом лучшем его знании) и местную культуру, вряд ли профессия девушки там будет сильно востребована, особенно поначалу.

Просто не хотят здесь растить детей и все,  — объяснял сын, — в этом во всем. Как у них ребенок появился, так они точно решили — уезжать. Да не знают пока куда. просто чтоб отсюда. Черт с ней, с профессией.

А я недоумевала и кипятилась. и рассказывала про частные сады и школы и в нашей стране на каждом шагу — для таких вот нежных миндальных пирожных, как их, видите ли, дети. Но он только пожимал плечами — при чем тут частные школы, да они и не хотят ни в какую частную школу, зачем это?

А вот в США... — начинала я.

При чем тут США? —удивлялся  сын слегка раздраженно, — зачем США, они хотят в нормальную человеческую европейскую страну.

А вот в Швеции...- зачем-то нудила я.

Какая нахрен Швеция, — пожимал плечами сын, — зачем Швеция...

Они уехали в Чехию, уже там у них родился второй ребенок, совершенно счастливы и ни минуты не жалеют.

хоровод

Зато отметил календарь, что был такой-то государь

Существует такой довольно специфический подход и взгляд на всю историю человеческой цивилизации и культуры, при котором вся она рассматривается как итог жесточайшего насилия над людьми, а все ее подпорки — спрессованный под невероятным давлением комок крови и грязи, человеческих страданий и унижений.

Собственно, на этом подходе строятся всевозможные «народные истории» в противовес официальным — не череда королей и правителей, их интриг,  свадеб и торжеств, и тех кровавых бань, которые они устраивали всему миру, а так сказать, «в щели дома дул январь. когда родился Робин».

Из этого взгляда есть много различных, зачастую. противоположных, следствий. например, некоторый моральный релятивизм. Мол, если ты сразу не сказал, «не нужно мне вашего хлеба. замешанного на крови», то нечего теперь по частностям строить из себя девочку-целочку.

Я не историк, не культуролог и т.д., интересно ваше мнение (рубящих в этом людей), насколько такой взгляд оправдан?

хоровод

Письмо Егора Жукова из СИЗО

«Смена власти в России будет очень похожа на мой арест. Когда самый  длинный день в моей жизни наконец закончился и в ночь со 2 на 3  августа я лег на твердые нары изолятора временного содержания, сходство  этих феноменов вдруг стало для меня кристально ясным. И пока  сокамерникам — молодому парню и мужчине средних лет, которому грозили  сроки за разбой, спалось, скорее всего, вопя, мой усталый мозг все  рисовал и рисовал параллели.
Как бы ни был репрессивен режим, какое  бы беззаконие ни творилось вокруг, ты никогда не думаешь, что арест  случится именно с тобой. Люди склонны верить, что машина собьет кого-то  другого, кирпич упадет на чужую голову, что опера нагрянут не по твоему  адресу. Всю жизнь мы отгоняем неприятные мысли, свято надеясь на  счастливый исход. Конечно, сперва новость о каждом новом аресте по делу  27 июля вызывала страх. Но в следующую секунду я сразу же начинал себя  успокаивать:
«А, ну, он тронул полицейского. Я полицейских не трогал»;
«А, ну, он занимает важную должность в штабе независимого кандидата. Я никаких должностей не занимаю»;
«А, ну, у него нашли молоток в рюкзаке. У меня никаких молотков не было»;
 «Да, ни один из арестованных по этому делу не является виновным, потому  что 27 июля не было массовых беспорядков. Но к этим людям хотя бы было,  за что придраться», — думал я.

Collapse )