June 24th, 2019

хоровод

(no subject)

Забавно, что хотя я абсолютно не религиозный человек, мне гораздо легче разговаривать и даже спорить с верующими людьми. Пусть не в Бога, пусть хоть в какие-то надчеловеческие штуки.

Видимо, нас сближает общая аксиома - лично для меня, как для человеческого существа, есть какие-то главные, самые важные штуки. вообще не зависящие ни от чего, ни от какой полезности, целесообразности, мнения прогрессивной общественности, судеб Родины, народа и хоть бы всего человечества, галактик и вселенных и т.д.

Они могут быть для нас совершенно разными, даже противоположными, но главное - они для нас безусловно существуют., поэтому мы хотя бы понимаем, о чем идет речь-то.

Собственно, это было очевидно для меня с самого малолетства, когда папка, всюду таскавший меня с собой в свои компании. перестал общаться с приятелем, который сдал свою любовницу своей жене на растерзание.

Мне семья важнее, - лепетал этот слизняк, а папка, перед тем, как навсегда перестать с ним разговаривать, брезгливо переспрашивал: Важнее, чем что? Важнее, чем ты сам?!

Очевидно, было, что это "ты сам" самая важная штука и есть, ну а чего еще-то?

Кажется, у христиан это называется спасти свою бессмертную душу, что куда более важно. чем все остальное и прочее, да и целый мир впридачу. Ну а собственно, как еще иначе-то может быть-то?!

Другое дело, что эту самую душу мы очевидно прикидываем совсем по-разному. У меня, например, сама мысль, что кто-то представляет ее этакой манерной дамочкой, капризной фифой - недотрогой, нравоучительной душной старой девой или богемной истеричкой , вызывает тягостное недоумение.

Но этих мужиков не поймешь.

Я же всегда прикидывала такого сурового снежного скуластого дедамороза с заиндевевшей щетиной на небритых щеках, большими руками и широкими ладонями.

Но главное в том, что полюбому хоть кто-то есть.
хоровод

(no subject)

Я никогда не понимала Трудно быть богом Стругацких, и заключенные в книге нравственные коллизии, которые я вообще-то очень уважаю, как все любители потрепать языком попусту, казались мне совершенно искусственными.

Попросту если ты такой натуралист и наблюдаешь как за крысами, то какое это отношение к тем коллизиям вообще имеет.

Если же это просто люди, такие же, как и ты, поскольку никаких инопланетян, как мы все знаем, не бывает, то какие такие особенные правила, не такие, как в твоей обычной привычной жизни, здесь нужны.

В общем, в самой идее этих прогрессоров было для меня что-то неуловимо отвратительное.

При этом не вычурное и хитровыделанное отвратительное, а какое-то такое простецкое, наивное на голубом глазу, что даже и не отвратительное, а трогательное.

Реально эти чуваки ведь думали, что они всех умнее в своих этих, прости Господи, интернатах. А предел человеческого счастья и совершенства - это чтоб работать прям без выходных и прочих глупостей, такая чтоб увлеченность.