October 30th, 2017

хоровод

про любовь

Когда мне было лет 16-17, подружка поделилась со мной внезапно обнаруженными в недрах мировой культуры Темными аллеями Бунина. Мне они совсем не пришлись, а вызвали только злостное глухое раздражение. Хотя в это время я уже вполне себе знала не по гегеглю, что к чему в этом плане,и вполне позитивно к этой стороне жизни относилась. Ну может, как раз поэтому.
Это потому что ты в душе феминистка, хоть и отрицаешь, - смеясь, сказала подруга, поскольку мы были так себе прошаренными девчонками. Вот, а вы говорите!
Мне вообще отечественная культура в этом плане как-то ен очень.
Зато у меня был любимый рассказ о любви - Дети на дне рождения. Как два американских пацана были влюблены в одну немного стремную девчонку, но не предали свою дружбу.А потом её автобус сбил, когда она к ним побежала навстречу. В смысле девчонку, а не дружбу. Сказать по правде, я это все примерно так и прикидывала, чуток по-детски и по-американски, даже во вполне взрослом исполнении. И даже, честно говоря, отчасти и до сих пор.
Я это у них и люблю ужасно, а не вытьё на луну и битье в падучей против трампа и харассмента. Целовался мол с кем-то кто-то вечером во ржи. Да знаю я, что это не американцы, а, наоборот, бернс с маршаком, знаю!
Зато мне нравились стихи за это. Потому что мол не жизнь, а другая какая-то боль, вот в этом плане. Вот это мне как раз было понятно. Типа как бы растворяется в черном лесу. Типа от холодных костров пустырей до безгласной толпы фонарей. Одиноким лицом обращаясь к лесному царю. А наоборот все эти жалкие и унизительные елки ужимки - ну елки, ну к чему это а?
Но на самом деле я вовсе не идиотка, а понимаю, что бывает и не так, а ровным счетом наоборот, да и вообще - и так, и сяк, и через косяк, и по-разному, и в этом, собственно, и прелесть.
хоровод

День памяти жертв политических репрессий

Знаете, я когда рассказываю детям за Холокост, я, черт, может, я плохо и неправильно делаю. Но я просто физически не могу это выговорить - типа вот миллионы беззащитных людей забили просто как скот. Это не укладывается в голове и, возможно, и не должно укладываться, и мне кажется, это не то, что нужно знать детям. Я рассказываю им о нацистской идее уничтожения народов от мала до велика - да! А потом рассказываю о бойцах варшавского гетто, об их безнадежной отчаянной борьбе за то, чтоб погибнуть как люди, с оружием в руках, унося с собой своих палачей, а не как скот на бойне. Показываю охренительно прекрасные мужественные лица этих чуваков. Ставлю песни еврейских партизан. Рассказываю о восстаниях в других гетто и все такое.
Они...выходит, они были крутые?! - кричит изумленно Ленька с задней парты.
Да, Леня, - отвечаю я , - они были просто несказанно крутые.
У меня примерно те же чувства по поводу ЖЕРТВ репрессий. Ведь это самое страшное да, что с тобой вообще могут сделать. Мне всегда хотелось, чтоб правы были сталинисты. Чтоб эти замученные люди и правда боролись, создавали подпольные организации, готовились свергать эту мразь. Тут с этими диссидентами хоть в какой-то степени все "в порядке" - они хоть "за дело" сидели.
Поэтому я когда малым рассказываю, то я рассказываю за восстания в сталинских лагерях прежде всего.
http://telegrafua.com/country/13253/