April 15th, 2016

хоровод

Опять повешенье в армии

Оригинал взят у verola в Опять повешенье в армии
Почти каждый день приходят сообщения о дедовщине в армии — не просто об унижениях, а о гибели хороших парней. Непереносимо такое читать, тяжело такое печатать. Но считаю своим долгом опубликовать письмо отца.

4-оо апреля этого года мой приемный сын Дмитрий Монастыренко был убит во время службы в армии, находясь в наряде на боевом посту в воинской части РВСН в городе Ясный Оренбургской области.


Collapse )
хоровод

угнетенные и угнетатели, интересы и представительства.

Интересная заметка.
Прежде всего интересен и, на мой взгляд, очень показателен вопрос об абортах, как я понимаю, послуживший в какой-то мере поводом для дискуссии. Он интересен именно тем, что ещё раз доказывает, что никакой вечной общечеловеческой морали, о которой столько говорили..., не существует, и не существовало никогда. А есть некоторые обусловленные временем, местом, способоми пр-ва, культурно-ист. особенностями и т.п. общественные договоренности (по другой, более мне близкой версии - навязанные господствующим классом представления, но поскольку я не господствующий класс, не буду навязывать)). В Древнем Риме, сколько знаю, родители могли вообще без последствий убить ребенка до 7 лет, в Индии, да и многих других странах совершенно спокойно любящие вполне нормальные родители прикапывали своих новорожденных детей, иногда, только девочек, иногда, всех подряд, и это не было никаким убийством, и люди эти вовсе не были ни убийцами, ни жестокими людьми, а считались вполне нормальными допропорядочными гражданами. В других странах и в другое время, напротив, это считалось жестоким убийством, а детям необходимо было предоставить возможность умирать, согласно обстоятельствам, самим, собственным пешком, и именно это считалось гуманистическим мэйнстримом. И т.п.
Т.е. никаких общих представлений, кого и с какого возраста и по каким признакам считать человеком, а кого нет, и что считать убийством, а что нет,  нет и никогда не было. Это абсолютно вопрос общественной договоренности в данном месте и времени. Что и ярко демонстрируют дебаты вокруг тех абортов.
Второй интеерсный вопрос насчет групп угнетенных. Я бы его немного переформулировала, во всяком случае, относительно тех групп, о которых там идет речь. Я бы сказала, не угнетенные против угнетателей, а конкуренция различных (социально, культурно, особенностям места в общ. разделении труда) групп господствующего класса между собой собственно за госоподство.
Поскольку я не являюсь преверженцем этой левой, идущей собственно от буржуазно-демократической, теории ну там от кого - вроде с каутского эта идея да, помните, ленин ещё ссылался, - о выражении и вообще представительстве воли и интересов каких-то групп и классов, собственно, вообще существовании этой воли и интересов как бы отдельно от их носителей, - то я не считаю даже их обусловленными теми рамками, которые они сами декларируют, и теми группами, права говорить от имени которых они присваивают.
Т.е. я не думаю, что вот современный городской феминизм среднего класса уж так гендерно обусловленным. Это ведь не девушки из Рожавы, с оружием в руках сражающиеся с игилом и, в том числе, с тем, что тот игил сделает с этими и другими девушками. Нет, скорей, это люди, продвигающие интересы некоторого социального слоя в определнном образе жизни, и его культурном, социальном, экономическом и политическом обеспечении. Вполне естетственно, что они борются за пролдвижение своей повестки, за занятие госопдствующео положения в различных культурных, эконосических и политических сферах и т.п. К борьбе за чьи-то там права ...не знаю...не уверена, что это имеет уж такое непосредственное отношение.
В этом смысле риторика активистов, вообразивших себя чуть ли не партизанами, действительно странна и неорганична, впрочем, наверняка, тоже имеет свое социальное объяснеие (нет, потуги объяснить все на свете детскими психотравмами я недоебом я не люблю).
Ну полагаю, что в принципе подобным образом обстоят дела и в национальной, например, области. Очевидно, что у президента Порошенко и крестьянина Хохлошенко жизненные цели и интересы слегка разные. Может быть, не в такой степени, как у президента Путина и колхозника Кацапова (а,м ожет, и в такой), но тема представительства все равно крайне сомнительна. А вот об интересах национальных элит - разговор вполне осмыслен и продуктивен.