April 8th, 2016

хоровод

народ - аристотель, народ - ницше, народ - сартр

У меня малые в классе обожают разговоры о всяких отвлеченных, особенно, высоких материях. Нет, не то, что вы подумали - а бескорыстно - это словоблудие и болтологию мы разводим не вместо, а после уроков на воспитательном классном часе. ВСе имеют свое мнение по всем вопросам, аж дрожат от возбуждения, чтоб сказать. Кстати, вот вопросы морали и нравственности,  имеющие непосредственную практичность, наоборот, они не особо любят. Когда я втирала, мол, найденную вещь надо постараться отдать - вдруг её посеял такой же бестолковый нищеброд, как и ты сам -  приводила практические примеры и т.д. - то натолкнулась на стену слегка враждебного отчужденного молчания. А вот о более отвлеченных штуках, особенно, имеющих глобальное общечеловеческое значение, они завсегда готовы. Думаю, по ходу и этот закон божий, чем там занимаются-то на нем, должен у них, наверное, неплохо пойти, да?
Я сама такая точно, мне это ужасно близко! Обожаю теоретические дебаты о высоком с малолетства! Мне кажется, этот феномен и в литературе ещё описан. Так ведь про русских крестьян писали, мол до чего они любят разговоры о божественном и высоком и споры и диспуты, особенно, ни разу это к своей жизни не прикладывая, само собой, как отдельную ценность и отдельное самостоятельное жизненное удовольствие и наслаждение. Причем, именно по таким схоластическим теортеическим вопросам чтоб глобального жизненного устройства. Да, мы такие!
хоровод

общественная собственность

В рамках диспутов о божественной природе вещей отдельным наслаждением в рамках своей традиционности нахожу дебаты за формы собственности. Собственно, в ряду наших ценностей это почти такая же скрепа, как и споры за классовую природу СССР. В минуты совсем уж деперссии и отчаяния припадешь чуток и будто как-то легче. Особенно, если ты вообще расстрига и лишен этого живого канала связи с одушевляющим наш холодный мир талмудом революционной теории(
Вспомнилось в связи с этим http://olga-smir.livejournal.com/676738.html
Общественная собственность вообще - это мое вообще любимое, надо сказать. За классовую природу СССР я , признаться, даже слегка соскучилась за десятки-то лет, а собственность прям не надоедает.
Разумеется, общественная вовсе не равна государственной. В идеале, конечно, и государства-то не должно стать. Но поскольку я не анархист, мне кажется, что важна все же и тенденция, а не сразу и вдруг готовая форма.
Кстати, и сторонники национализации ведь тоже понимают это, что не равна. Просто они считают как, мол сперва станет государственной, ну а если государство правильное, рабочее, то и постепенно отомрет, растворившись в обществе, ну и собственность само собой в общественную перетечет.
Т.е. нацонализация (под рабочим контролем) это просто этап.
А вот сторонники социализации видят другой, в чем-то противоположный путь - переход  производства в руки работников, грубо говоря, создание сети таких кооперативов что ли как основу единого человечьего общежития будущего. За это их обвиняют в тяге к коллективному капиталисту.
Мне же кажется, что главное в той собственности - это чтоб общество реально могло ей управлять, имело такие практические механизмы т.е.
Это, кстати, актуально ведь и для того будущего, дай бог, чтоб оно наступило, конечно, когда мол человеческого промышленного производства не станет  или почти не станет. Хоть там роботы все будут делать, в том числе и самих себя, ну и слава богу, но все равно, решать, что именно будут делать те роботы, будет же человек. Так вот, в том и дело, кто именно и через какие механизмы будет это решать, кто будет распоряжаться производством, а значит и жизнью общества?
Т.е. вопросы политической и экономической, производственной демократии, они мне кажется, полюбому никуда не денутся, собственно, они и лежат в основе на самом деле этой темы о собственности.
хоровод

что-то не так

А даже и без всякой идеологии. Что-то не так с вашим прекрасным миром, вот честно.
Нет, не потому, что мне даже вчуже чужды технологии сбережения, вступающие в конфликт с психологическим образом и ещё с чем-то, чужие деньги и тачки под цвет ботинка жгут завистью в чужих карманах и т.п.
А вот например, поэтому, извиняюсь за пошлую банальность:
хоровод

пойманная рыба постигает ветер?

Плывут две молодые рыбы, а навстречу им третья, старая. Поравнялась с ними и говорит: «Привет, молодежь, ну как вам сегодня вода?». Две молодые рыбы улыбнулись, поздоровались, ничего не ответили, задумчиво плывут дальше. Наконец, одна из них не выдерживает и говорит: Что ещё, твою мать, за «ВОДА»?
Люблю этот анекдот. С тех пор, как я его услышал, мне хочется знать, что и когда произошло в жизни старой рыбы такого, благодаря чему она вдруг заметила воду… узнала о воде … догадалась о воде… обнаружила воду…додумалась до воды…
Как вы думаете, что это было за Событие? Мы воспринимаем господствующую идеологию как «здравый смысл» и «так устроена природа». Мы ощущаем иррациональные капиталистические отношения как неизменную и безвариантную данность. Нам кажется, что цена заключена внутри вещей и равна их ценности. Мы не понимаем, что любые отношения собственности это только отношения между людьми, а вовсе не отношения между людьми и вещами. У нас внутри не возникает критической дистанции с породившей нас средой и классовыми отношениями и потому мы не можем себе представить ничего интереснее рыночной экономики. Большинство из нас вообще не замечают капитализма и не употребляют это слово, что лишний раз свидетельствует о тотальной победе капитала не только в экономической и политической, но и в идеологической войне. То же касается не только карусели товарного фетишизма, но и тотального политического спектакля, гендерных стандартов, империалистической пропаганды, институционального насилия, сквозь которые мы движемся, сквозь которые мы смотрим, которые мы пропускаем через себя, вообще не замечая их.
Может быть, та рыба вовремя прочитала несколько «всё усложняющих» книг и её вопрос был первым провокационным шагом в воспитании следующего поколения критических теоретиков? Но всё же должно быть (по правилам построения сюжета, которым не подчиняется жизнь, но подчиняется речь) и Событие, революционная инициация, которая отделяет вопрос: «ну как вам вода?» от вопроса: «что, твою мать, за «ВОДА»? Какое Событие вы бы предложили?
хоровод

(no subject)

Слушайте, а зачем они бреют им головы у них малые вот так руки складывают на парте а всегда? Я заметила. Черт знает, для меня это как-то вообще решает вопрос, понимаете. Вот эти руки.