November 8th, 2015

хоровод

почти притча

Эту историю мне как-то довольно давно рассказал один приятель, мне она охренительно понравилась и даже ужасно захотелось поделиться, однако, смутило то, что уж больно ладная, ловкая и складная она у него выходила, почти что притча, поскольку тот приятель вообще не страдал отстутствием фантазии и творческого воображения. а также скованностью живой игривости ума, я прикидывала, нет ли в его рассказе некоторого преувеличения, и опасалась сесть в лужу,к ак частенько со мной бывает, вот все руки не доходили ознакомиться самой хоть приблизительно с фактической стороной дела, но вот и дошли, и все так примерно и оказалось, как ни удивительно.
Вкратце и без украшательств, даже далекие от философии вообще  и от затейливой философии Ницше, в частности, люди обычно знакомы с его и его героев хлесткими афоризмами, и наставление мудрой старухи Заратустре относительно необходимой для удачного похода к женщине плетки на слуху и в ходу, в критическо-феминистическом или апологетическом ББПЕ аспекте.
Однако, прелесть того мрачного романтика как раз в подчеркнутой неакадемичности его мировоззрения, как бы  рвущегося живым мятежным чувством навстречу тревожной реальности, и уж само собой предполагающего сопоставления с ней, как ни кто и ни что.
Так вот и женщина, и та плетка как раз в жизни того философа была в самом прямом и наглядном смысле, правда, женщина та не просто не давала философу (для справедливости - не только ему, но и своему мужу, например), но и сделала это чуть ли не фундаментальным фактом своей биографии, да  и плетка, очевидно, использовалась совсем не по тому адресу, по которому предполагалось философом.


Лу Саломе в повозке, запряжённой Паулем Реё и Фридрихом Ницше

Что интересно, вовсе не со всеми мужчинами эта выдающаяся, прямо скажем, женщина могла себе позволить быть столь холодной безжалостной сукой. Например, суровый и далекий от философских и прочих изысков деятель рабочего движения, марксист и крайне левый социал-демократ Георг Ледебур вполне недвусмысленно и явно завоевал её благосклонность в самом непосредственном смысле, что, впрочем, видимо, не было слишком важным эпизодом в его богатой событиями жизни.