June 15th, 2014

хоровод

Недодавили

Я только не вполне поняла, о какой именно классовой борьбе и внезапных послаблениях в ней в СССР идет речь. Возможно, речь идет о том гнилом либерализме и абстрактном гуманизме, опередившем мировое развитие на тыщу лет, когда рабочих и крестьян открепили от ихних колхозов, заводов и фабрик в период пресловутого пагубного ревизионизма? Еще раньше - перестали сажать за колоски и опоздания? Да, отступления в классовой битве, тут не поспоришь..
Почему я привязалась? Причем не к совсем безумным там сталинистам каким, а к сравнительно вменяемой в принципе, не потерявшей связи с реальностью, хоть и противоречивой и зачастую просто лживой системе взглядов.  Объясню.
Много лет подряд я спорила со своими обычными неполитизированными друзьями и знакомыми за проклятых комуняг в частности и коммунистическую идею вообще. Те, кто был поинтеллигентнее, готовы были ещё как-то допустить в глубоком экзистенциальном смысле. Те, кто попроще, пролетариат неумственного труда (т.е. большинство моих знакомых), любили Колчака из телевизора и соответственно относились к его противникам в лице сифилитика Ленина. Тому же способствовало и детство в СССР, кроме прочего,  воспитавшее, хоть и мало, и недостаточно, по мнению выше, привычку безоговорочно подчинять содержимое своей головы официальной государственной пропаганде. Некоторые, впрочем, осторожно вспоминали положительное - патриотизм и нас боялись. Из личного - пионерлагерь, у кого-то интернат, дешевые туфли, поездку в Прибалтику. Нет, управление своими заводами и фабриками (школами и училищами) и вообще своим государством и прочую общественную жизнь не вспоминал никто. Среди людей постарше - тоже.  К тому же, величие империи все-таки больше ассоциировалось с россией, которую мы потеряли, с первого канала, и прочей французской булкой, а детские лагеря, более-менее качественная обувь и поездки в Турцию и Египет или Финляндию стали более-менее доступны некоторым категориям квалифицированных рабочих в крупных городах России. А уж тем, кто побывал в той Финляндии и прочей Скандинавии, как вон физрук из нашего садика - тем о социальности СССР  лучше было не рассказывать да.  Из личного же счета, если суммировать их смутные, плоховербализируемые претензии к стране мечты наших иноземных товарищей, было именно это - унизительное бессилие человека перед  гос. механизмом. Эти люди воспитывались в ясельках, детсадах, школах, училищах и техникумах, служили в армии, были октябрятами, пионерами, комсомольцами большинство, атеистами и верными ленинцами, получили лучшее в мире образование и прививку глубоко научного мировоззрения. Все это в комплексе и обеспечило их замечательную способность видеть и осознавать пороки проигравшего строя, когда он проиграл, разумеется, и не видеть те же или другие пороки господствующего.
Я спорила из соображений, неплохо сформулированных т. erdferkel . Общей неприязни к официозу и симпатии к гонимым. Очевидной несправедливости этих суждений - не по отдельности, а в комплексе. Симпатии к идеям свободы, равенства и братства. Сформировавшегося со временем некого чувства общности, знакомого всем, так или иначе причастным к левой тусовке: промеж собой мы можем спорить и сражаться как угодно, но перед чужим враждебным миром (хоть бы со всеми его пролетариями разом, уже и неважно), мы заодно, мы свои.
И вот я поняла внезапно. Нет, не свои.
хоровод

Новгород

Малому сняли гипс со сломанной ноги. Точнее сказать, сломанная нога была официально признана починенной. На радостях и в честь мы всей семьей смотались в Новгород. Туда на поезде утром, обратно на электричке вечером. Погуляли (а малой слегка похромал) по городу. Я была тут по малолетству при противоречивых обстоятельствах. Муж был на экскурсии в школьные годы чудесные. А малые вот не были, так вышло, хотя старший всю страну уж объездил со своими соревнованиями этими. Прохожие новгородцы, глядя на припадающего на ногу малого, советовали сходить к иконам.
Красивый какой город да. Детинец, Витославицы да. Софийский собор, Никольский собор, все дела. Очень большое небо, густые большие облака, большие белые сооружения культа, холодно поблескивающие стальным блеском в небе. Я прикинула, несмотря на летнюю жару, в отличие от нашего совсем близкого, но демонстративно пасмурного Питера, что это мог быть суровый культ снежных облаков и сверкающих метельных вихрей, городских крепостей и каменных валов,  ледяного гипса упрямой земли.
В одном из деревянных сооружений культа задумчивые парни в белых рубашках сильными голосами пели религиозные песни.  Из-под рукава рубашки у одного из них виднелся кусок наколки. Пели красиво.
хоровод

Насилие и ненасилие

А в это время в Восточной Европе… | Антимилитаризм и антипризыв

Мне не очень близка анархистская проблематика, статья скорей заинтересовала меня постановкой общих проблем, связанных даже не с противопоставлением насилия и абсолютного непротивления, она, очевидно, обращена не к пацифистам, а скорей с тем, кому и как люди готовы это право на насилие передоверить, почему, в какой степени и насколько осознанно, а главное - в какой степени готовы платить за тот или иной свой выбор. Интересная в этом плане была также у Антти статья - про насилие и справедливость, кажется.