August 25th, 2013

Горький и люди.

http://kommari.livejournal.com/2046853.html
Обидно да, мне Горький нравится.
Смешно, что джаз-то как раз основывался на народной африканской традиционной музыке.
Смешно, что все вопли о неважности вопроса о "всяких педиках" для великого дела коммунизма как раз опровергаются - вот ведь оказываются, как они важны были, прям кушать спокойно выращенные Мичуриным для  жителей глухих деревень экзотические фрукты нельзя было, так мешали, пока их не засадишь в тюрягу и не изобличишь специально в центральной прессе, а ещё фашизм весь от них ...
Обидно за Горького да. Но ведь не в этом вообще дело.
Мне кажется, он вообще людей так опасался. Ну что и неудивительно и небезосновательно, учитывая обстоятельства жизни, им замечательно описанные. Думал, как бы их того, людей-то ... обуздать слегка ... чтоб чего не вышло... Тем более, в такой щекотливой сфере - музыка там, танец, всякие чувства, не говоря уж за остальное. Ему поэтому и революция не в тему совсем пришлась. А вот сталинский ледяной дом - самое то. В смысле, я не верю в общераспространенную теорию, что тупо продался просто, ну как-то неохота в это верить.
Эти, кстати, ощущения знакомы, наверное, всем - ну кому вообще не похрену на окружающих, кто при этом немного знает на собственной шкуре окружающую жизнь во всей её красе, и при этом опасается не только за эту шкуру - для её-то сохранности таких сложных тем не нужно - достаточно крепкого замка или хорошей охраны. Если уж все равно до Капри доехал тем более.
В смысле, надо это знать в себе да, не скрывать, чего уж. Даже если мы суперпродвинутые, и даже эйсид-джаз слушаем), все равно это есть, наверное, у многих, независимо даже от идеологии. И бороться, елки, бороться с этим дерьмом..

Его по-человечески нам жаль...

- За что?
Никто не ответил, естественно. Он лихорадочно озирался, пока ещё мог что-то увидеть снаружи, выкрикивал что-то бессвязное, звал на помощь, страстно всматриваясь в темнеющее лиловыми выступами в багровой глади захода небо. Но вокруг не было ни одной живой души. В смысле, человеческой. Как его угораздило забрести на этот пустырь возле стройки, да ещё и долбануться в эту внезапно глубокую волчью яму, недвусмысленно предвещающую стать могилой, чуть присыпанную на манер ловушки, неровную и рваную как рана, слегка прикрытая грязными свалявшимися бинтами,  он и сам не помнил.
Он панически искал чего-нибудь - снаружи или внутри, что могло бы его спасти.
Потом вроде как нашел, как-то даже успокоился и стал молиться. Не бывает атеистов в окопах под огнем, - мелькнула у него в голове слышанная где-то фраза. Впрочем, он-то и так не был атеистом, не в окопах.
Он бы мог как-то подтянуться - нет, не подтянуться, до краев не достать, стены внезапно гладкие, не за что уцепиться. Хорошо, забросить что-то типа лассо, сделанного из одежды, скажем, зацепить за что-нибудь на поверхности, ну хотя бы попытаться. Если б они не били его по рукам, засыпая землей.

- Замолчи. Ты оскорбляешь нас. Наши чувства... - с внезапным гневом и отвращением ответил один из них и ударил его по лицу. В его глухом голосе слышалось такое чистое усталое бешенство, что даже неуместный пафос не выглядел нелепым. Сам он был довольно крупный, бурый, бесформенный, с острыми крошащимися выступами, распадающимися черными брызгами при падении.
- Чем?
 Упавшая у ног, точнее уже не у ног, а почти у колен, темная земляная звезда с тонкими прожилками красной глины и нежными струйками желтой прошептала будто не ему, а в общее наполняемое влажными шорохами пространство рыхлой почвы:
- Своими словами. И вообще всем. Тем, что ходишь тут, по земле. Можно представить, чем ты занимаешься. Да так оно и есть.

Он стал задыхаться.
- Чем, чем я таким занимаюсь... я не бандит, не преступник...
И с ужасом вдруг подумал, что если и правда узнают, чем.

- Вот именно, - проскрипел маленький острый комок, поблескивая слюдяными вкраплениями и сиреневыми гранитными осколками.

- У меня семья, дети...

Они стали падать чаще, густым жирным влажно-каменистым покровом, рассыпающимся и сливающимся воедино, рыхлой и твердой утрамбованной смертью:

- И дети тоже...

Его голос почти уже был неразличим в их шершавых и шуршащих темных ладонях отзвуков уходящего дня, переговоров и перешептываний подземных покровов,  шелеста бурьяна на пустыре и вскриков далеких птиц.

Двое черных со стройки неподалеку, устало присев на корточки, осторожно шевелили бледными губами, повернувшись друг к другу.
- Завалило. Жаль его. По-человечески.
- Дикие это края, да. Гиблые места.

Секспросвет.

http://kommari.livejournal.com/2048194.html#comments
Я думаю, что те, кто выступает против секспросвета в школах, не такие идиоты. Т.е. с моей-то точки зрения они идиоты и даже хуже, но просто в их мировоззрении есть определенная логика. Которую именно в силу самого этого мировоззрения они не всегда могут вербализировать. Я говорю, разумеется, не за симпатичного чудаковатого мужика, настрогавшего восьмерых детей и главной жизненной проблемой видящего, как бы их не научили, не дай бог, предохраняться. Я лично за то, чтоб быть чудным, многодетным, пастафарианцем или даже, черт с ним, католиком или сталинистом (нет, с православными или латыниной пока никак не могу) было не страшно и не больно, а интересно и прикольно, хоть, извиняюсь, на детях все-таки сказываться нет, не должно... Я говорю за саму идеологию.
На самом деле они не против секспросвета. Эти люди просто явно или неявно поддерживают традиционную систему приоритетов и ценностей, вовсе не исключающую, кстати, раннее начало половой жизни. И люди, рассказывающие про ребеночков в капусте, вовсе не предполагают, что их дитя так и останется пребывать в этом убеждении до половозрелого состояния. Нет, они вполне имеют в виду, что НОРМАЛЬНОГО РЕБЕНКА введут в курс дела друзья или подруги в той самой типа подворотне, да - теми самыми словами.  Ну а если нет друзей и подруг и уж такой послушный(ая), что сцыкотно в подворотню выйти - то может и не стоит ему учить диалектику по Гегелю и вообще размножаться - в этой суровой негласной социал-дарвинистике есть жестокая доля правды, хоть я с ней и не согласна конечно.
Так вот, дело вовсе не в том, когда он(а) узнает эти сведения, а в их статусе. Да, он должен знать именно эти оскорбительные и грязные обозначения и именно так и понимать как грязное, отвратительное, стыдное и запретное. А никак не то, что наряду с математикой и химией. Негласно предполагается, что момент, когда ребеночек узнает, что мама с папой занимаются "этим" и охренеет - тоже необходимый этап в его развитии. И когда решит, что нет, его святая мамочка  никогда бы себе такого не позволила, и когда будет трахать бл...дей (потому что опять же порядочная девушка никогда...), и когда потом по большой любви или трезвому расчету женится на порядочной, и уже с ней соединит духовный идеал и физическую близость, которые собственно и оправдываются и находят выражении в рождении ребеночка, скрепившего союз и очистившего его как радость, счастье, наказание и ноша. Это если пацан. А если девушка - то да, ужасаться и пугаться, негодовать и краснеть, ломаться и этим заводить, а потом не устоять перед напором страстей и чувств, закрепленных к тому же до или пусть даже после брачными узами и соответствующей наградой и расплатой. Это если порядочная. А если разбитная подружка - ок, тоже в этой системе нужна, все дело в том, что это система определенных статусов и приоритетов, сама негласность, секретность, сакральность и уровень и порядок доступа к которым является их частью.
Я лично эту систему не одобряю и против неё. Я лично считаю, что сексуальные отношения естественная часть человеческих отношений, желательно бы ещё и радостная и счастливая, по возможности. Но это именно система, касающаяся, кстати, не только и не столько секса, а не просто тупая глупость и непонимание.

Р. S. Немного тревожит та бесповоротность, с которой осуждают мужика-то. Не кургиняна какого-то галимого, а того обычного немецкого мужика, очевидно детей своих многочисленных не гнобящего и вообще незлостного. И та готовность, с которой многие нормальные и хорошие люди готовы встать на сторону немецкого (или какого-нибудь другого) правительства) Мне лично это как-то намекает на готовность встроиться в ту же самую систему власти, наказаний и поощрений. Как кто-то логично спросил - а если бы с уроками ЗБ такой бы фокус осуществлялся?(