July 6th, 2008

Когда я на заводе работала.

 

 

Небо, оно только на первый взгляд такое равномерно серое. Если вглядеться, увидишь где-то грязноватые сгустки, а где-то совсем светлые белесые проплешины, мне они всегда казались особенно жуткими, когда еще поднимался ветер, и черный дым из заводских труб вперемешку с темно-сизыми сгустками неба двигались куда-то с такой просто безысходной  неотвратимостью, и эти грязные бесцветные пятна оставались как выжженная заводами небесная территория. Ну вот я как раз выросла здесь, я помню, вот я стою между домов, задрав голову, с открытым ртом, по малолетству еще не можешь привыкнуть, а потом привыкаешь, больше всего на свете я мечтала вообще съебать отсюдова к чертовой матери, потом еще что-то, я не помню, как так получилось, что вот я опять здесь живу, стою под дождем, работаю на заводе, и мои мелкие дети идут мне навстречу, наискосок, через двор.

 Я работаю в привилегированном цеху, на механическом производстве, туда берут только питерских, с пропиской; у нас трофейные станки, но зато есть крыша над головой, тепло, из крана течет холодная вода, и изредка можно получить перчатки для работы. Мы смотрим свысока на кузнечный цех и литейку, где дыры в потолке, а зимой наметает сугробы; человека оттуда сразу видно; вовсе не все кузнецы законченные пропойцы, как можно подумать, глядя на их лица, просто лет через пять работы  у печи, разваливающейся на части от старости, раскаляемой до тысяч градусов, без всяких защитных масок и тому подобных излишеств, человек начинает соответственно выглядеть. Довольно-таки херово, прямо скажем.

Collapse )

Солдатик

 

Солдатик.

 

 Первого января я во что бы то ни стало решила выйти с мелкими на улицу - погулять. Сами то они хрен выйдут. Так и будут весь день валяться на диване и смотреть по телеку всякую херню.

 Тем более, и погода вроде немного наладилась. Еще ночью пошел снег. Правда, он почти сразу подтаивал на земле, но упрямо продолжал падать густыми влажными хлопьями, покрывая все вокруг хрупкой полупрозрачной белесой пеленой.

 Новый год мы встречали вчетвером. Ну еще родаки мои зашли. В семейном типа кругу. Решили с мужем – это будет по-честному. Я не зову своих друзей – чудиков, лузеров, опасных придурков. А муж не зовет своих – тупых жлобов с их кривляющимися девицами и пошлыми остротами. Тоже, кстати, не особо преуспели они как раз в жизни.  А общих друзей не зовем, потому что – что ж, нажираться что ли в семейный праздник.

Collapse )

Детский сад

 

  Детский сад, в котором я работаю воспитателем, состоит из трех отдельных садиков в разных зданиях в соседних дворах. Несколько лет назад в духе времени они были объединены в один под общим руководством нашей заведующей. В одном находятся старшие группы. В двух других – дублирующие друг друга ясельные и младшие группы – мелкие ребятишки, часто еще не умеющие разговаривать и сами себя обслуживать, т.е. совершенно, в общем, беззащитные.  Опять же, как и везде теперь, детей определяет в тот или другой садик  заведующая, руководствуясь имущественным и социальным положением их семей (при этом мест в обоих садиках не хватает, группы переполнены, люди ждут в очереди по полгода, чтоб хоть куда-нибудь попасть, и   вносят еще "спонсорский взнос" при поступлении в обязательном порядке).

 Один садик поприличнее. Там я работала поначалу.
Здание отремонтировано, стеклопакеты на окнах, коврики в коридоре, группы попросторнее, отдельные спальни, побольше игрушек. Якобы, там проводится до кучи обязательных дополнительных занятий, естественно, платных. Туда заведующая определяет детей поцивильнее, ну т.е. тех, у кого родители вроде поблагополучнее и смогут платить. Тоже, конечно, не миллионеры, такие в наш сад своих детей не отдают, но так хоть не совсем нищие.

Collapse )