olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Categories:
Читала когда- то один английский детективный роман, Белое отребье, кажется, книжка не бог весть что, на мой взгляд, но там есть интересный очень образ - главная героиня, девушка из депрессивного рабочего городка , работает медсестрой в больничке, лечит, в основном, порезанных и покоцанных в драках, покалеченных по пьяни, изувеченных на работе и т.д., впрочем, не только , конечно, так вот у ней вырабатывается такое свойство ( а, может, исходно есть, и именно из-за него она и идёт работать в больницу) - она с сочувствием и даже некоторым удовлетворением смотрит на рубцы , шрамы, следы ожогов и порезов - для нее это не уродство, а наоборот - торжество жизни, волшебное свойство тканей человеческого тела восстанавливаться и возрождаться из пепла и небытия через боль и страдания, кровь и слезы, воспалённой нежной корочкой, грубым рубцом, неловким некрасивым жалким ростком новой кожи и новой жизни, новой грубой, нелепой, некрасивой но живой надеждой на будущее.

Ну собственно ее парню по малолетству в уличной драке порезали лицо розочкой, ко всему.

И.е. дело не в увечьях, конечно, а именно в ее общем деятельном и страстном сочувствии к человеческой плоти и крови как бы.

Ну вот, мне кажется, что у людей, которые чего - то пишут, ну стихи там сочиняют или повести- рассказы, у них, наверно, похожее острое отношение к словам и вообще даже звукам человеческой речи. Да, нет?

Да, может, и у тех , кто читает, неплохо, чтоб - ну пусть не так болезненно, но что- то такое было бы, нет?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments