olga_smir

Леонид Костюков

НАЧАЛО ПРОЗЫ

       Была трава насквозь голубой, как будто на дне морском. Была  листва на просвет рябой, и небо одним куском. Шумел бульвар за косым  углом, дремал швейцар за двойным стеклом, за полированным в блеск  столом, к журналу припав виском. Качалась дверь, раздавался скрип, и  ветер листву листал. В густой тени тополей и лип медлительно плыл  квартал. Пушистым шаром свернулся свет, на шаг один отступи – тебя как  будто и вовсе нет у времени на цепи.
        Я помню больше, чем видел и знал, я помню больше, чем жил, но  это скорее по ведомству сна, нежели по ведомству лжи. И всё, что втекало  в мои глаза, меняло форму и цвет, но, как я однажды уже сказал, вины  моей в этом нет. Была трава голубой, как лёд, листвы колыхалась сеть,  квартал сквозь ветер летел вперёд – куда же ему лететь? Слегка гудел  насекомый рой, троллейбусный провод пел, и лоскутами асфальт сырой на  белом свету блестел.
        Пусть молодость наша навек прошла и пусть напрасно прошла, пусть  неспособна прошить игла заслон двойного стекла, но мягким контуром  бытия проявлено божество, и то, что вроде бы помню я, ещё не совсем  мертво. Ещё сочится белёсый свет сквозь толщу слоистых лет, и если в  этом значенья нет, ни в чём его вовсе нет. И шум бульвара звучит в ушах,  и сладко дремлет вахтёр, и вижу я, отступив на шаг, травы голубой  ковёр.
        Элитный дом выставлял подъезд, как будто сапог – носок, деревья  словно срывались с мест, и ветер трепал висок. Мне кажется, сзади  раздался хруст, и я, обернувшись тут, увидел: двое, ломая куст, на свет  тяжело бегут. Один высокий, лысый, в плаще, другой пока что в тени. Что  здесь им надо, и вообще, откуда бегут они?  Зачем им острый воздух  глотать, зачем им кусты ломать, зачем им тёмным двором бежать, зачем их  сердцам стучать?
        Затем, что тварны они и мы и нет меж нами стены, затем, что  рвёмся на свет из тьмы, пред Высшим судом равны, затем, что ветер в ушах  свистит и слёзы в глазах стоят, что крупной дрожью вокруг дрожит  деревьев ночной наряд.
        Так ломится молодой побег из клейкой почки на свет, так трещину  монолитный век даёт касанью в ответ. Так, избегая судьбы земной, двоится  контур во мгле – так различимой строкой двойной бегут следы по земле.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded