olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Category:
Sergey Marsky
4 ч.
·
Снова о новой этике. Говорят, будто ее противники выступают в защиту сильных, привилегированных, поддерживают статус-кво тирании. В то время как сами ее защитники (откзываясь, однако, признавать ее новой) выступают от имени слабых, угнетенных, а тем самым и правы. Спору нет - нового в новой этике не так и много. В сущности она мало отличается то ленинской революционной морали и достаточно подробно обоснована в работе Троцкого "Их мораль и наша" еще 80 лет назад. Угнетенный в этой этике оказывается прав потому что угнетен. Его борьба за свободу против угнетения сама по себе есть единственный окончательный критерий добра и зла. Новое в новой этике - ее политизация личного, новые территории, на которых ведется борьба - территории личного, чувства, аффекта, доступ к которым открывают электронные коммуникации. Это - новое. Структура же самой морали старая, ленинская.
Означает ли критика новой этики защиту тирании? Вовсе нет, напротив, она пытается спасти саму возможность освобождения от тирании. Исходным пунктом сомнения по поводу ленинизма в морали выступают две проблемы. Первая - проблема сталинизма, исторический опыт превращения освободительного движения в порабощающее. Выступая за освобождение от тирании мы должны признавать свою ответственность за усилия по недопущению возникновения тирании собственной.
Вторая проблема - необходимость обоснования морали как всеобщей, в которой победа над тиранией с необходимостью требует обретения силы, большей, чем у тирана. Если мы признаем всякое неравенство (напр. в форме привилегий) злом, которое автоматически оправдывает всякое действие против него как благое, то это ведь означает, что раз победа над злом требует получения еще большей силы, то победа эта есть победа еще большего зла. Именно необходимость спасения самой возможности политической борьбы, поэтому, требует признания силы как таковой (а следовательно и привилегий) как минимум безразличной. Ведь для победы нам нужна не слабость, а сила. Слабость, значит, не оправдывает любое действие, направленное против этой силы, как справедливое или благое потому лишь, что оно направлено против силы.
Итак, сила безразлична, она не есть ни добро, ни зло. Она может использоваться для одного и для другого. Она может способствовать злу или добру в большей мере в тех или иных условиях, но сама по себе не может быть злой, а всякое сопротивление силе добрым потому лишь, что исходит от слабого. Здесь есть о чем поговорить еще, и вопрос не столь прост, если мы начнем развиваь эти базовые соглашения. Однако для начала я буду считать добстаточным хотя бы признание того, что слабость или отсутствие првилегий не оправдывает автоматически всякого действия по отношению к сильному. В противном случае мы получим всего лишь обоснование тирании.
Комментарии: 23
Комментарии

Ольга Смирнова
А почему тирания - зло, а победа над ней - добро? С точки зрения новой этики? Почему неравенство - зло? Почему привилегии - зло? Почему свобода - добро? Как вообще,а. главное. откуда и с какой стати, вводятся сами эти понятия - добро и зло? В новой эт... Ещё

·

Sergey Marsky
Трудно ответить точно, ведь некоторые сторонники новой этики утверждают, что ее никакой и нет, а другие своей аргументации не разворачивают. Либо я не встречал. Поэтому приходится додумывать за них. Вот я вижу тут в конечном итоге в их аргументах апелляцию к гегелевской диалектике раба и господина. В ситуации раба и господина, строго говоря, вопрос о морали не встает, потому что это вообще не отношения людей. Раб - это чистая вещь, а господин - это чистое насилие. Борьба раба за свою свободу в предельном случае обосновывается не добром или злом, а простым фактом его рабства и не требует вообще никакого дополнительного оправдания. И это, действительно, сильный аргумент, на котором и основана вся "новая" этика. Но он начинает ломаться, когда раб перестает быть чистым рабом, а делает успехи в своем освобождении, достигая в конце концов победы. Рабу в цепях не нужно рассуждать о добре и зле и это действительно так. Но когда какой-нибудь статусный арт-критик заявляет, что он_а есть чистый раб - вот это уже не совсем работает. Вот тут надо бы и о морали поговорить, одним рабством не обойдешься. Чистый раб погибает всякое мгновение. Где он этот - самый угнетенный?

Ольга Смирнова
Sergey Marsky
А почему раб должен бороться за свою свободу или имеет на это право? Почему это не требует оправдания или обоснования? В чем тут вообще аргумент-то и какой?



Sergey Marsky
Это не требует ообоснования, потому что это акт свободной воли. Свобода и стремление к ней вообще не требует никакого обоснования просто по определению самой свободы. Иначе она уже не свобода, а необходимость.



Ольга Смирнова
Sergey Marsky
свобода - то не требует, а вот признание ее какой- то ценностью для кого- либо - требует.
возможно, рабу в цепях и не нужно рассуждать о добре и зле, но совершенно непонятно, почему об этом нужно рассуждать кому- то другому. А не укреплять те цепи, например.

Приверженец старой морали намекнул бы на что- нибудь типа "по образу и подобию" и прочую поповскую болтовню в том или ином виде. Но приверженцы новой этики- то к чему могут апеллировать ? Почему меня- то должны волновать проблемы какой- ннибудь Иры стасюк? И прочих угнетенных, страждущих и обременённых?Которые в современном мире ещё к тому же и не шибко трудящие, во всяком случае ничего особо не производящие полезного, в отличие от тех рабов, так что вообще непонятно, чего их беречь?! Почему вдруг внезапно нельзя пытать троцкистов? Вот контру всякую можно, а этих вдруг нет?! И т.д?

Sergey Marsky
Скажем так, признание равенства каждого в его стремлении к свободе - это конвенция, в которой мы все пытаемся действовать. Мы можем сказать "каждому свое" или "каждый получает, что заслуживает", но это не та традиция, в которой пытаюсь мыслить я, да и как будто бы сторонники новой этики тоже. Ведь иначе, действительно, с какой стати вообще кто-то должен обращать внимание на их страдание, о котором они говорят, если каждому свое и так, значит, и должно быть. Вот тут где-то сломалось.
И где сломалось? Видимо там, что а) вообразили себя чистым рабом, не признавая, что уже и не совсем раб, а в чем-то даже и господин, а значит не все уже можно; и б) отождествили себя лично с рабом, который всего лишь есть абстракция. Ведь "женщина" или "пролетарий" или "черный" - это некая абстрактная идентичность, нетождественная всякой женщине или всякому рабочему. Вот здесь тоже зазора не делается. "Я - женщина" означает "всякое, что случается с женщиной, случается и со мной, а значит оправдание всякой женщины есть и мое оправдание" (ровно то же самое для пролетария, которым в итоге оказывается даже и не пролетарий, а тот, кто говорит от его имени). В конечном итоге действие совершается от имени абстракции "угнетенного" (женщина, пролетарий и т.п.), который мыслится как чистый раб и чье рабское или угнетенное сосотяние автоматически целиком оправдывает меня как человека. Чистая идеология в общем.

Ольга Смирнова
Sergey Marsky
Все это, разумеется, так. Особенно это самозванное представительство (интересов и т.д.) Но на чем основана "та традиция"-то. Ну Гегель хоть там на что-то насчет самопознания мирового духа в процессе типа развития что ли намекал как на высшую аксиоматическую надчеловеческую ценность)) А здесь-то что?


Ольга Смирнова
Sergey Marsky
это не случайные вопросы-то. Не крючкотворство и не придирки. Почему Вы вообще решили. что левое - это про борьбу за свободу, например?


Деррик Морган
Попутный вопрос, а "левое" это все то, что за борьбу слабых против сильных?

Sergey Marsky
Сейчас трудно сказать, что есть левое, я с трудом понимаю. Раньше левое совпадало с борьбой за свободу (и это не сила-слабость), сейчас многими считается, что левое-правое и свобода-авторитаризм это два независимых противопоставления. но не все с этим согласятся. Как раз левые скорее скажут, что слабый скорее несвободен, а сильный скорее свободен. Но это не обязательно так. И как раз я пытаюсь мыслить в русле вот этого размыкания слабости-силы и стремления к свободе.


Деррик Морган
Ну и порабощение это же не "поломка" ленинизма, а основа, разве нет: мы не будем ждать пока народ политически созреет и родит революционеров снизу, а навяжем "свободу" сверху профессиональной рукой.


Sergey Marsky
Да, выступление от имени абстрактного угнетенного (авангардная партия) - это тоже важный элемент ленинизма и именно это есть в политиках идентичности, где авангард выступает от имени всех. И это связь проявляется через фигуру истины: авангард потому говорит от имени других, что обладает заннием об их положении, истиной в конечном итоге. Поэтому, кстати, оно, хотя и не новое, а старое, но все же и новое - еще лет 20 назад гворить от имени истины считалось не комильфо.


Sergey Marsky
И да, не столько "поломка" самого ленинизма, где это в некотором рожде заложено (хотя все же, думаю, не до конца), сколько поломка более широкого движения против монархии, например. В этом смысле уже и поломка.

Руслан Юсифов
"Истина не зависит от того, кто ее высказывает" - слова Ленина (но не ленинское изобретение, очевидно). Работа Троцкого мягко говоря проблемная (см. критику "социологизма" в марксистской литре). Вся аналогия с ленинизьмом/сталинизмом кажется притянутой за уши, хотя я вижу за этим логику.
Остальное не могу комментировать. Всякая "этика" может быть только всеобщей, либо это уже не этика...

Яків Яковенко
Можно еще поспорить о ангелах на острие иглы)
Дело в том, что социальные и гуманитарные науки не знают эксперимента - по крайней мере такого, какой знают науки точные. Потому особое значение имеет внимательное отношение к данным, терминам и концепциям. Если не относиться к этому всему внимательно, можно тысячу лет спорить о сущностях вроде ангелов.
То есть, вот есть словосочетание "еврейский ген", которое неправильно именно как термин. Теоретически ученые и правда могут найти нечто общее между большинством евреев мира, но сам термин - чудовищно не корректный. Потому есть это общее будет найдено - оно все равно так называться не может.
"Новая этика" - это термин вроде "еврейский ген". В нем содержится ряд ловушек, он не оправдан эпистемологически. "Представления о норме некой группы людей, выделенной по некому критерию, в связи с тем-то и тем-то" - хоть и более грооздкая, но намного более содержательная конструкция. С ней можно работать и получать новые смыслы.

· Ответить
· 2 ч.

Ольга Смирнова
Яків Яковенко
Это не так. Я лично словосочетание "новая этика" услышала впервые несколько лет назад.И именно от человека, позиционирующего себя ее приверженкой. Я даже помню ее имя - Ира Стасюк. Она написала, что оскорблять и унижать людей, относящихся к одной из "угнетающих групп" можно, а из групп "угнетнных", "стигматизированных", "меньшинств" и т.п. - нельзя. И что это основа основ "новой этики". С тех пор я слышала этот тезис много раз - причем, именно в качестве апелляции к новой этике и новой норме как к чему-то позитивному от их сторонников. Скорей. логично предположить, что просто сторонники новой этики прибегают к этому термину, когда им это удобно (идет на пользу чему-нибудь там) и отказываются, когда не идет. Это вроде бы вполне в русле новой этики находилось бы во всяком случае.

· Ответить
· 1 ч. · Отредактировано

Яків Яковенко
"Новое в новой этике - ее политизация личного, новые территории, на которых ведется борьба - территории личного, чувства..."
"ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее"
🙂

Ольга Смирнова
В чем же здесь схожесть. Речь идет о том, что на смену морали , где главной ценностью было следование интересам семьи, предлагается этика с более глобальными и общими для всех ценностями (ни эллина, ни иудея и т.д.). Новая же этика предлагает ровно противоположное - на смену этим общим и глобальным ценностям предлагается следование интересам узких групп, да еще и не интерсам этих групп, поскольку никто не доказал, что у них есть какие-то общие интересы вообще, а тому, что озвучивают их самозванные и никем не избранные "представители" как эти интересы. Не любая человеческая жизнь ценна, а жизнь черного (или какого-то еще ) ценна и т.д.


Ольга Смирнова
Думаю, интересный момент тут в следующем состоит. Новая этика может существовать только в окружении старой этики. Чисто физически. Ну подобно тому, как троцкисты могли существовать (чисто как физические объекты) в РИ. при всех ее ужасах. А в сталинском СССР их немножко запытали до смерти чутка. Потому что на данном историческом этапе это пошло на пользу делу освобождения угнетенной группы (пролетариата). По аналогии.
Subscribe

  • Фет

    Мне особенно это офигенное "моя дорогая" заходит, чуток насмешливое, надменное и офигенно горькое, эта вообще интонация чисто. Ну и вообще все. На…

  • Есенин

    * * * В том краю, где желтая крапива И сухой плетень, Приютились к вербам сиротливо Избы деревень. Там в полях, за синей гущей лога, В зелени…

  • Бродский

    Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам, вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме, к треугольным домам, вдоль оврагов пустых, по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments

  • Фет

    Мне особенно это офигенное "моя дорогая" заходит, чуток насмешливое, надменное и офигенно горькое, эта вообще интонация чисто. Ну и вообще все. На…

  • Есенин

    * * * В том краю, где желтая крапива И сухой плетень, Приютились к вербам сиротливо Избы деревень. Там в полях, за синей гущей лога, В зелени…

  • Бродский

    Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам, вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме, к треугольным домам, вдоль оврагов пустых, по…