olga_smir

Categories:

Прочитала тут эссе Набокова, за что он презирает коммунистическую идею. В смысле вот прям буквально в эту минуту и прочла, случайно наткнулась в ленте. 

Оно короткое, страничка текста, а то и меньше.

Невероятно пафосное для этого исключительно сдержанного вроде бы человека (а, может, и нет, я ж только книжки читала. а не публицистику). 

Забавно, из-за каких-то близких и подобных соображений я к этой идее (левой вообще) и охладела когда-то. Ну не из-за «кровавых  большевиков» же , прости господи, в самом деле, и прочих покушений на священное право частной собственности и прочие гуманистические идеалы святой руси, хрустящей французской булкой в лице румяных гимназисток.

Набоков, конечно, принц и аристократ, но в данном случае особо изощренного изящества как раз не выказал, как ни странно, аналогичный ход мысли случается и в сугубо плебейском варианте  — нечто подобное я слышу от своего приятеля — неслабо бухающего одноклассника  — и надо сказать, тоже довольно органично и вполне обоснованно.

И да. это тебе не Устрялов и не Шульгин и не сменовеховцы какие — вот уж к чему угодно, но уж к любого рода национал -большевизму и прочему поклонению самодержцу Сталину, возродившему великую империю, ход мысли надменного автора не смог бы привести его никогда и ни при каких обстоятельствах, вполне очевидно. 

Вкратце его претензии к коммунизму —серое и убогое мещанство, агрессивная пошлость, самодовольный и жестокий обывательский коллективизм.

Что можно было бы ему возразить? (а возражать  концепции Набокова хочется, как любой небессмысленной и интересной мысли).

Ну я бы возразила относительно праздничной истории человечества. И даже не ту банальность, что для большей, а то и подавляющей части человечества она, видимо, была далеко не такой уж и праздничной. 

Нет, я не хочу уподобляться феминисткам и представлять всю ту историю  только как бесконечную череду насилия. унижения, подавления, рабства,  крови и грязи. Не только, конечно.

Дело-то скорей в том. что та идея и даже те конкретно черты. которые видит в ней Набоков (справедливо или нет), для той истории вовсе не были ничем чужеродным или неорганичным — никогда не были.

Они такая же часть этого праздника жизни, на котором мы чужие (или хотим так о себе думать), надо признать.

Ну или не знаю)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded