olga_smir

Categories:

Кругом, возможно, Бог 4

 Ну и последнее вот хотела про книжку

Прежде  всего для темных и невежественных людей, вроде меня, это прежде всего  просто прекрасный информационный и просветительский источник, ясно,  доступно, очень красиво и увлекательно излагающий хотя бы в общих чертах  историю становления и распространения и философию ислама вообще и  исламских течений, в частности.

Мне самыми сильными в книге показались места, связанные с жизнеописанием того Мухаммеда.

Мужик он был, видимо, и впрямь вполне привлекательный — и удачно  водил караваны, и слегка грабил их (и то и другое вполне симпатично в  контексте) , и  сражался сам смело, и был любим, видимо, многочисленными  женами и наложницами , да и сам, во всяком случае, в изложении автора,  вполне был способен на искреннюю и трогательную привязанность, наряду со  зверством, совершенно органичным и естественными для того времени, был  способен и на великодушие, ну, в конце концов, наверно, и правда  порядки, установленные им, были в сравнении более справедливыми и  человечными, чем те. что были приняты до этого.

Даже то, что та маленькая Аиша ему дерзит, особенно прямо симпатично.

Бог с ним,с  «настоящим» Мухаммедом и исламом тем вообще, это сама по себе вполне полноценная, человеческая, хорошая история.

Немножко тяжеловесно выглядят попытки автора впихнуть своего  Мухаммеда в современный  канон прогрессивного деятеля-феминиста и борца  за социальную справедливость, не забывая упомянуть про мощное либидо.

Причем, я даже не вполне понимаю цель этого мероприятия. 

Для прогрессивных деятелей тот ислам просто входит в  пакетный набор  антиимпериалистического борца за социальную справедливость, против  западной экспансии и привилегий белых (цисгендерных мужчин в данном  случае второстепенно), совершенно независимо от того, сколько лет было  той Аише на момент замужества.

Да и непрогрессивных расистских ненавистников «черных» дикарей и их  дикарских обычаев тоже вряд ли уж так уж волнует соблюдение прав жен  Пророка, в частности, и мусульманок вообще.

 Ну да ладно. 

Ну и, конечно, история про шиизм совершенно замечательна.

Здесь, мне кажется, кроме информационно -просветительской миссиизвучит  очень сильная авторская интонация. Ну, конечно, он пишет о том, что не  только знает, но и любит, да и во что верит, собственно.

Но даже и для человека, далекого от той культуры и тех религиозных  поисков, думаю, тут будет многое вполне близко, понятно и трогательно —  просто как для человека.

История о гибели Хусейна и его семьи и религиозное течение, выросшее  из ритуала, причем, ритуала очень нетривиального, символизирующего  готовность встать рядом и пролить свою кровь, собственно и объединяющего  людей по этому принципу — готовности, если потребуется, умереть в бою  вместе с тем Хусейном (да, возможно, и просто вместе) — в принципе, это  должно быть понятно каждому.

Мне вообще кажется, это очень важная тема, мне вот ее, например,  очень в христианстве не хватает (ну я не христианка и не знаток, не  судите строго, так навскидку). Вот эта вот готовность встать рядом — не  только, конечно, да и не столько в бою (ну если забыть. что жизнь это  битва, а ты, брат, герой, конечно)  — черт, мы говорим о чем угодно, но  только не об этом. А. возможно, это куда сильнее и важнее, чем так  воспеваемая нами общность и взаимопомощь, говоря о межличностных  ценностях, или доброта, прощение, сострадание и милосердие, говоря о  личных.

Ну и, конечно, глава про суфизм просто прекрасна. Не думаю даже, что  тут стоит что-то пересказывать.  Близко вам это направление философских и  духовных исканий или совершенно далеко — это просто очень глубоко,  красиво и замечательно написано. Как-то прямо я не знаю. Черт, ну даже  вдохновенно как-то чуток что ли.

Что до антиимпериалистической миссии ислама и перспектив исламской  демократии, то, честно говоря, меня посыл автора не слишком убедил.

Вполне реальные и задокументированные зверства колониализма ужасны и  отвратительны. Впрочем. сколько знаю, зачастую и самостоятельные от  западного влияния аутентичные исламские правители не отличались особым  гуманизмом по отношению к своим подданным.

По моим, возможно, сомнительным представлениям, человек не рождается  крепостным или рекрутом. собственностью хозяина или командира,  приписанным к земельному наделу, роду войск, определенной традиции и  религиозной конфессии. Т.е. раньше именно так оно и было всю дорогу, о  чем автор совершенно справедливо и упоминает (и тогда не совсем понятен  моральные претензии к колониализму  — то, что крепостных у одних хозяев  отбили более сильные и лучше вооруженные хозяева, вполне естественно и  закономерно, упрекнуть их можно разве что  в том случае. что они уж  как-то видимо хуже с теми крепостными стали обращаться), но тогда какая  особая разница тому отдельному человеку, а не какому-то безликому  «народу», кто конкретно диктует  ему законы, наказывает за неповиновение  и т.д.

Ок, возможно. в традиционном обществе те традиции не воспринимаются  как навязанные, а воспринимаются органическими и от века  богоданными...ну черт его знает.  И традиционные общества имели свое  начала и тоже когда-то распространялись вширь огнем и мечом, о чем.  собственно, вполне откровенно и говорит та книга.

В любом случае сейчас это вроде бы уже не совсем так. ну и слава богу.

Что до исламской демократии, то эта концепция вызывает неприятные  ассоциации с концепцией т.н. суверенной демократии само собой. Т.е.  концепцией,когда субъектом единых для всех и каждого прав и свобод, так  сказать. является не отдельный человек -гражданин, а некая «община» или  там общность или даже территориальная единица, живущая внутри себя по  своим собственным законам, на усмотрение которых, так сказать. и отданы  ее вольные (а часто и невольные) члены. 

Ну типа нашей Чечни. например. Да.собственно, и всей РФ.

Что до демократии, то, я лично согласна с недавно высказанным автором  перевода мнением , что никакой демократии в исходном смысле этого слова  в западных странах сейчас нет. Не вполне уверена, что именно это так уж  плохо. По мне так права и свободы человека куда важней и нужней  (существуют ли они — отдельный вопрос).

А человек тот, разумеется, везде и всегда человек — независимо от  гражданства, национальности, религии и веры. Отчасти в том числе и  поэтому, наверно, так важно хотя бы просто понять — во что, почему и как  он верит или не верит-то.

Не вполне уверена, что благодаря этой отличной книге мы узнаем это  относительно миллионов мусульман. Ну просто сужу по аналогии. Не думаю,  что история и философия христианства и его развития даст хоть малейшее  представление о том. во что верят те мои, скажем, чтоб далеко не ходить,  соотечественники, которые назовут себя верующими. Ну хотя бы потому.  что верят они в совершенно разные. зачастую не имеющие никакого  отношения к христианству вообще, вещи.

Впрочем, возможно. аналогия тут не работает, не буду судить.

В любом случае,  относительно одного отдельного человека — автора  книги — мы это узнали, и, думаю, это очень много и очень важно.

Возможно, даже вообще самое важное. что только может быть.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded