Category:

Кругом, возможно, Бог

Книжка  американского писателя и ученого иранского происхождения Резы Аслана  рассказывает про ислам, его истоки, эволюцию и будущее, собственно, как и  следует из заголовка.

Её отличный перевод и прочие пояснения можно получить прямо у переводчика .

 Т.е.  я это очень сильно не одобряю — как любой человек, знающий,  что такое человеческий труд, я убеждена, что любой труд, тем более столь  грандиозный и качественно выполненный, должен быть достойно оплачен,  так или иначе.  В магазе тебе почему-то никто продукты просто так не  выдаст, просто за то, что ты хороший и приятный чел,  ни сыра, ни куры,  ни  макарон, круп и картофеля, ни даже хлебца кусочек.

Лично я бы с удовольствием внесла свою трудовую копейку, но пока не  вполне понимаю, как это можно сделать. Так что пока хоть так.

Я, возможно, по невежеству, возможно, из-за расистских  предрассудков, к исламу отношусь не особо, и так бы, наверное, и прошло  мимо.

Только непререкаемый авторитет переводчика заставил меня прочесть  книгу. о чем я ничуть не жалею, а напротив, всем рекомендую самым  настоятельным образом.

Кроме всего прочего, это очень увлекательное, несмотря на научную  популярность, чтение — книга попросту, видимо, отлично написана (ну я не  знакома и не смогла бы оценить оригинал, судя по переводу).

Начинается она шокирующим прологом. Я не оговорилась. Для меня тот  абсолютно безобидный и трогательный марокканский проводник, разумеется, и  близко не игиловец и не талиб, но в чем-то куда брезгливее игиловца и  талиба.   Ну примерно как люди, которые убивают, и люди, которые шарятся  по чужим письмам и кроватям. Первые безусловно опаснее и хуже, вторые —  противнее. Сразу некоторое подозрение к тому мировоззрению, которым они  это оправдывают.

Ну ок, тем больше уважения  тому, кто ни разу не оправдывая. готов  встать рядом с тем проводником, так сказать. Защищать свою веру, так  сказать, прежде всего от невежества и ненависти с обеих сторон (почти  дословная цитата), не боясь обвинений ни в вероотступничестве (сколько  понимаю, у мусульман эти обвинения и сейчас имеют куда более конкретные  чисто материально-физические последствия для их адресата, чем где-либо  еще), ни в пособничестве и апологетике.

Проще говоря, автор — безусловный сторонник реформ в сторону  гуманизации того ислама и примирения его с реальностью современного мира  и находит  самые убедительные аргументы в пользу этого в самой сущности  и истории развития этой религии.

Я только не вполне поняла сравнение с христианской реформацией.  Христианский жестокий и кровавый спор о будущем веры шел по месту этой  веры прописки и фактическому адресу проживания ее сторонников. А не на  территории т.н. «мусульманского мира», не в Иране и не в Аравии.

Хотя мне, честно говоря, как раз самым интересным показалось не это. Я  прошу прощения за возможные предрассудки, но мне все же кажется, что  бороться с убийцами — прежде всего, задача полиции,  раз уж она зачем-то  существует, вовсе не в смысле ужесточения репрессивности ни в коем  случае,  и  некотором образом законодательства, возможно, в том числе, и  миграционного. 

Самым удачным,  интересным и действительно трогающим,наполненным  неподдельным волнением и силой, мне показалось отражение тех моментов  пересечения реальной и сакральной истории, которые и составляют суть  религии (почти дословная цитата), попытка даже не столько выразить ту  мистическую невыразимую веру, запутавшуюся и все же живущую в шершавых  ветвях религии (почти дословная цитата), сколько разделить с читателем  ее красоту и силу, причем, не только ее, но даже и буйную живую  шероховатость тех ветвей.

Собственно, еще раз спасибо автору и, особенно, переводчику.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded