olga_smir

Category:

Как известно, мексиканский президент потребовал у властей Испании и Ватикана извиниться перед народом Мексики за завоевания конкистадоров.

Ну раз уж пришло время исторических разборок, обид и извинятельств,— пишет Егор Седов, — то прежде всего нужно тому президенту Мексики просить прощения на коленях перед народом Мексики. Раз уж он себя сам чувствует  и идентифицирует потомком и наследником тех ацтеков, разгромленных Кортесом.

Поскольку современные мексиканцы-то как раз вовсе не потомки тех кровавых людоедов, а потомки тех народов, которые были их адской империей порабощены и зверски истребляемы, и для которых те испанские колонизаторы были спасением и избавлением.

Не знаю, насколько исторически справедливо это замечание (вроде бы справедливо, но судить не берусь), однако, оно затрагивает целый ряд интересных и проблемных вопросов.

И о пользе и вреде колониализма.

И об исторической ответственности. И об историческом наследии.

И о том, чьими собственно потомками и наследниками мы по факту являемся (на мой взгляд, довольно бессмысленный и принципиально нерешаемый вопрос) и (или) себя идентифицируем и чувствуем (уже вполне осмысленный) — в национальном, социальном, культурном плане.

Как мне кажется, в современном мире это в значительной мере, хоть и не совсем уж,конечно, но все же вопрос свободного личного выбора, и это исключительно хорошо.

Т.е. вот мне исключительно симпатичный и уважаемый человек, выросший и проживший большую часть жизни на Украине, говоривший всю сознательную жизнь по-русски, сознательно переехавший и вполне обустроивший свою жизнь и жизнь своей семьи в США, пишет, что в случае чего пойдет воевать не за Россию, Украину, США, а за свою единственную настоящую родину — Израиль (не знаю, был ли он там когда-либо, но уж не жил постоянно — точно), потому что «моя семья жила там несколько тысячелетий». Т.е. это какая-то такая обобщенная семья, как бы такие обобщенные, абстрактные предки? — спрашиваю я осторожно и деликатно, стараясь изо всех сил скрыть некоторое недоумение и даже отчасти растерянность.

Какие обобщенные? — удивляется наоборот он, — самые что ни на есть мои! От Аврома до царя Давида, и потом,когда римляне изгнали НАС (!!!) из страны...

Но ок, я так думаю, в конце концов каждый вправе сам выбирать себе предков, хоть бы и царя Давида, а хоть бы и короля Артура, почему бы и нет, а не этих скучных бухгалтеров, например, я считаю, это его право, и кому от этого плохо-то? Это даже хорошо, что человек теперь свободным выбором выбирает себе не только настоящее и будущее, но и прошлое, это немного игра, на мой взгляд, но зачем разрушать эту игру?

Конечно, есть некоторые ограничения в виде языка, культуры, предписанных тебе от рождения, хотя вот этому чуваку они, как видим, не помешали в его самоидентификации, но даже в их рамках — кто чувствует себя наследником славянских волхвов, а кто князя Владимира, а кто Микулы Селяновича, кто — древлян, кто — полян, а кто — варягов, у кого в сердце стучит пеплом сожженных русских городов гнев против татаро-монгольских завоевателей и поработителей, а кто, наоборот, ждет возвращения Тохтамыша как возрождения памяти давней мечты и степняцкой скуластой правды, кто сам себе скиф, а кто ингерманландец, а кто поскромней —  водь и чудь, мокшанин, эрзянин и зырянин, мордва и вепс.

Мне помню, приятель обещал, что когда расколется, наконец, на тысячи осколков проклятая колониальная имперская россия, меня будут бить не по паспорту и русскому языку,а  по скуластой то ли мордовской, то ли марийской, не помню уж, к кому он именно меня приписал, морде.

Ну хорошо, ну тут еще можно как-то апеллировать к объективной реальности языка и культуры, в этих играх в потомков царя Давида, князя Владимира и хана Тохтамыша (а я бы так выбрала Одина и Тора и прочих исландских викингов без колебаний! Черт, в исполнении какого-нибудь Рутгера Хауэра желательно!)

Но социальная самоидентификация по предкам теперь свободна даже от таких ограничений.

Помню, я  до хрипоты и слез спорила и ругалась со своими приятельницами на работе в детском саду, поголовно грустящими за Россию, которую мы потеряли вместе с хрустом французской булки, и влюбленными в того Колчака из одноименного сериала и  прочих господ-офицеров, поручиков Голициных и корнетов Оболенских. Ваших предков, кричала я им в бессильной ярости, предвосхищая модный тренд виктимности, когда он еще не был мейнстримом,  эти господа офицеры мордовали всю дорогу; и это было в какой-то степени правдой, ну в той же степени, в какой весь этот классово-расовый дискурс генетической памяти зова предков вообще.

Но они симпатичные, и их жалко, — простодушно отвечала мне нянечка и дворник Ира. И, возможно, это было самое и даже единственно хоть как-то осмысленное и человеческое, что можно было сказать по этому поводу.

Черт его знает вообще, можно ли от людей или хоть от себя лично ждать и даже требовать того стойкого мужества и безрассудной смелости быть вообще просто человеком, без расово-классового анамнеза.

Ну я бы, во всяком случае, пыталась бы что ли.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded