olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Categories:

Не бывает атеистов..

Не бывает атеистов в окопах под огнём! - пел Летов.

И был, конечно, неправ. Т.е. да, те, кто перестают быть атеистами под огнём, вероятно, в той же степени атеисты, что и коммунисты, отказавшиеся от своих убеждений под пытками, могут считаться коммунистами. Однако, такие бывают, были, есть и будут, имена некоторых мы помним, сотни тысяч сгинули безымянными, отстаивая не только нашу, но и - не стоит этого забывать - свою честь, достоинство и свободу. Я хотела бы ещё раз подчеркнуть, жизнь человека в её исключительно земном, материальном измерении, не верящего в какую-то божественную надмирную сущность, представляет ценность не только тем, что он сделал для других людей или даже следующих поколений. Нет, сама по себе смелая взрослая жизнь без подпорок и жалких надежд представляет огромную ценность - и этическую, и эстетическую - прежде всего для того, кто её проживает. Радость и боль, счастье и страдание, любовь и ненависть, победы и поражения, смерть и рождение, свобода и ответственность, гордость и нежность, привязанность и независимость, человеческая близость и невозможность её полного воплощения, стремление к новому неизведанному и новая ограниченность человеческих возможностей на каждом временном этапе - все эти переливающиеся суровым светом, неровные, гладкие и шершавые, нагретые палящим солнцем и обжигающие арктическим холодом, царапающие и ранящие и заживляющие раны грани того, что мы называем жизнью. Это, пожалуй, то единственное, что человек с полным человеческим правом может называть своим - данная другими людьми и бессмысленная в отрыве от них МОЯ жизнь.
Что может быть естественней для людей, твердо знающих, что никакие высшие силы не придут им на помощь, что они - единственные существа, способные осознавать и изменять окружающую реальность - и физическую, и общественную - чем именно это и делать - сознательно бороться за тот мир, где не будет насилия и рабства, голода и нищеты, унижения, несправедливости, эксплуатация, отчуждения. В этом смысле, естественное следствие атеизма не только свобода, но и человеческое братство, основанное на пронзительном чувстве  и обжигающем знании того, что у нас нет никого, кроме друг друга, и некому нам больше помочь.
Иной мир возможен, - говорим мы, - мы знаем, почему и как, и мы будем его строить сами, вот здесь, на этом свете, а не на том, прорываясь сквозь опасную мерзость, злобную грязь и пожирающую гниль мира старого, многие из нас останутся навсегда здесь, в этом чавкающем болоте, чтоб другие смогли пройти, нет, не  в сияющих райских кущах и не перевоплотившись в прекрасную бабочку, вся их жизнь только здесь, здесь они и останутся навсегда - в своем пути, в каждом пройденном шаге, в обрывке голоса, грустной улыбке, пожатии плеч, случайном жесте и взгляде, впечатавшихся в нашу память. Мы будем делать это, потому что мы люди, и никто это не сделает за нас.
Верим ли мы в избавление от всех страстей, страданий и горестей, трудностей и противоречий, умиротворение и покой, вечное безмятежное блаженство, которые нам сулят разные религии в разных формах? Хоть в земном, хоть в небесном исполнении. Да нет, конечно, это не то, что невозможно (как выясняется, вполне возможно и достижимо - от лоботомии до менее радикальных, но всё же, довольно действенных достижений фармацевтики), это нам не нужно. При самом совершенном общественном устройстве люди будут искать, мучиться и страдать, будет проблема неразделённой, а может, ещё в большей степени, разделённой любви и проблема взросления, да и куча таких проблем, которые нам невозможно сейчас даже представить, самая совершенная медицина не снимет проблему конечности человеческого существования, а все достижения науки и технологий, не имея абсолютного предела, в каждый конкретный исторический промежуток имеют предел относительный. Более того, мне кажется, что именно в свободном, избавленном от унижения эксплуатации и отчуждения мире, люди прорвутся к настоящим человеческим трагедиям. Если и можно сказать о каком-то человеческом предназначении, то, на мой взгляд, оно именно в этом.
Вернёмся же к тем, кто перестал быть атеистом именно "в окопе под огнём", причём, парадоксальным образом ни разу этого не стесняется, напротив, выставляет это как основополагающий повод для религиозной веры. Подчеркну, я говорю сейчас именно об этом конкретном аспекте религиозности. Сейчас он крайне распространён, см. те самые знаменитые "15 вопросов атеисту" и прочие. Вероятно, никогда раньше такого не было, во всяком случае, в открытую - возможно, между собой властители дум и соглашались с Марксом и обсуждали, что религия нужна для утешения и успокоения народа, да и самих себя, а вовсе не потому, что бог есть  НА САМОМ ДЕЛЕ, но публично втюхивать свои снадобья именно в качестве наркотиков (раз ты боишься воды (и все боятся, наверняка, только скрывают), то ИМЕННО ПОЭТОМУ перед тобой не речка, а просто синяя ленточка) вряд ли кто-то бы решился. Так вот, конечно, эти люди не атеисты, но и верующими их тоже трудно назвать. Верующий-то по идее синюю ленточку свою и так должен видеть, без всяких дополнительных фобий и стимуляторов.
Возможно, именно эта сугубо цинично-прикладная, успокоительно-обезболивающая роль религии сейчас, в период упадка левых движений и, соответственно, идей,  и вышла на первый план в том её распространении, причём, в самых диких и убогих формах, которое мы наблюдаем, а вовсе не какое-то "мистическое возрождение" или массовое стремление проникнуть в тайные и загадочные глубины бытия, поразившие народ, почему-то именно в самых нищих странах, странах, раздираемых кровавыми войнами и (или) самыми жесткими диктаторскими режимами. Сон разума, как известно, рождает чудовищ, упадок массовой освободительной борьбы - массовую истерию мракобесия, торжество реакции - национальную и религиозную рознь, деспотия - погромы и т.д.
Да, в этом плане можно согласиться с тем, что свято место пусто не бывает. Те, кто пишут о пустоте атеизма, будто предлагают человеку, пережившему трагедию потери руки, вместо того, чтобы научиться жить с одной рукой, при этом, скажем, сделав всё, чтоб обезопасить своих детей и близких от подобного несчастного случая, просто вообразить, что пустой рукав - это такое крыло, если сильно помахать - то полетишь без всякого самолёта. И всем советовать таким обзавестись.
И наконец, о том, какой атеизм, на мой взгляд, нам нужен. Мне кажется, атеизм имеет мировоззренческую значимость именно как часть общей освободительной тенденции. Я бы не ставила на излишнее наукообразие, как известно, религия не является научным методом познания мира, и, те её приверженцы, кто поумнее, это отлично понимают, и в этом смысле с наукой не пересекается (как известно, многие великие учёные были верующими людьми), доказать или опровергнуть существование бога нельзя, и, отвергая принцип бритвы Оккама, можно верить хоть в макаронного монстра - ведь доказать его отсутствие невозможно. Я рассматриваю атеизм именно как мировоззренческую концепцию развития и раскрепощения человеческой личности. Это тоже традиция с огромным мировоззренческим, философским и культурным багажом, идущая от древнегреческих и древнеиндийских философов до современных мыслителей-гуманистов. Но и не только. Этот "грубый" народный "воинствующий" атеизм русских крестьян, рушащих церкви, где их веками учили слушаться начальства, режущих попов, их веками обиравших и поучавших, тащащих на свет божий "святыни", перед которыми они трепетали столетьями, испанских анархистов и мексиканских революционеров, расстреливающих священников, чья церковь являлась крупнейшим земельным собственником в этих странах и, разумеется, поддерживала власть других таких же собственников, хозяев земель и мыслей - это именно наш атеизм, а не унылая либеральная веротерпимость.
Кстати, думаю, и по-настоящему верующие люди это понимают.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments