olga_smir

Category:

Если в феминизм, то какой?

Я лично не стала бы феминисткой в любом случае. Ну просто мне лично как раз доставляют те стороны окружающего мира, которые традиционно считаются как бы мужскими что ли, во всяком случае, в традиционном гендерном представлении.

Ну собственно, та мужественность (токсичная ага)), и безбашенная веселость, и грустная бедовость, и серьезная грустность, и задумчивый похуизм, и строгая задумчивость, и мужественная стойкость, и надменное достоинство, и смешливая надменность, и суровая молчаливость, и всякое такое прочее.

Но если бы нет, если бы мне все это не заходило, а совсем наоборот, то конечно, не скандальный, злостный и базарный феминизм, а какой-нибудь такой, из Времени женщин Чижовой.

Ведь там  на самом деле  далеко не только, да и не столько ужасы коммунальной советской жизни описываются (неважно, в данном случае, реальные или нет). Там вот именно что не базарно и тупо, а тонко, стильно и по-умному отвергается именно что этот вот «мужской мир». Ну художественно довольно сильно, во всяком случае.

Для иллюстрации — небольшой, хотя и ключевой, эпизод.

Сразу скажу — версия про «истинную, неотлакированную историю девушки из фильма Москва слезам не верит» не кажется мне убедительной совсем, нет, это просто совсем другая история.

Мать героини приезжает из деревни в Ленинград, работает на заводе, знакомится на остановке с симпатичным интеллигентным парнем, едет к нему, он ей натурально тут же, видимо, и заделывает ребеночка. Просто потому, что второй столь близкой встречи уже не было. Т.е. они встретились, пошли в кино, там в журнале перед фильмом говорили о событиях в Венгрии, выйдя из кинотеатра, парень что-то сказал на эту тему свой незатейливой деревенской подруге, та ответила в своей характерной манере, мол да, нам на политинформации на заводе говорили, не ну а че они к нам лезут-то, парень «посмотрел чужими глазами», развернулся и просто пошел в другую сторону.

Больше она его никогда не видела. Собственно, к нему даже нельзя предъявить тех претензий, что к персонажу Москвы, слезам не верящий — он же не знал и так никогда и не узнал, что у него родилась и растет дочка.

Так вот. Книжка выстроена так, что никаких сомнений в том, что автор разделяет точку зрения парня на события в Венгрии, а не точку зрения дуры той деревенской, просто не возникает в принципе.

Парень показан глазами влюбленной в него девушки, т.е. он симпатичен — просто даже чисто физически, да и по любому. Т.е. даже сомнений не возникает — он хороший человек.

Тем не менее, каким-то невообразимым образом у любого прочитавшего, думаю, создается представление, что как бы какая-то самая главная жизненная правота и правда — на стороне этой туповатой несчастной дуры (обобщенно, ее дочки, соседок по коммуналке из бывших и т.д., оказавшихся каким-то странным образом на одной как бы стороне), а не на его стороне.

Даже не знаю. Ну может, что ей и вообще «им всем» уж очень дорого приходится расплачиваться за...да черт его знает, даже так и не скажешь, за что именно. Ну или не знаю.

Повторю, не на самом деле это так, а так сделано в книге.

Как это сделано, ну вот чисто художественно — черт его знает.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded