olga_smir

Category:

Если Бога нет

 Роман Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня» производит обычно довольно шокирующее и, я бы сказала, странное впечатление. А уж фильм по нему — тем более. С большим интересом и некоторым удовлетворением, которое чуть позже объясню, я прочитала несколько довольно возмущенных рецензий на него, не кинокритиков, а обычных зрителей.

 В рецензиях бросалась в глаза некоторая растерянность авторов. Собственно, они не могли точно выразить, что их именно шокировало. Очень точно написал один: в книжке все происходит в каком-то абстрактном месте и времени. Их визуализация в фильме создает странный и страшный эффект — эти классические английские  интерьеры и те пресловутые газоны входят в непримиримое и дичайшее противоречие с тем, что на них творится. Они попросту создавались веками людьми, верящими в абсолютно  другие, в каком-то смысле противоположные вещи.

Безоценочно даже, не хуже и не лучше (ну для большинства из нас, безусловно, лучше), а попросту другими.

Кстати, сам Кадзуо Исигуро в интервью сказал, что вовсе не собирался так уж шокировать читателей. И вообще его роман о любви (и так оно и есть безусловно). А что героев помаленьку разбирают на органы (для того, собственно, и растят), так всех нас помаленьку разбирают на органы, чего ж теперь. Надо принимать достойно (хочется добавить — по-самурайски, но автор вырос как раз в Великобритании, уж бог его знает, как и откуда он воспринял и блестяще воплотил в творчестве такое, свойственное, сколько знаю, азиатской, японской, в частности, культуре отношение к жизни и смерти).

Дело не в том вовсе, что европейская культура какая-то более гуманистическая. Диких жестокостей и зверств хватает и в ней. И в тех интерьерах и на тех газонах, разумеется, они происходили. И тоталитарный ад Оруэлла в них вполне представим. И Гулаг и Освенцим.

А вот хладнокровно и доброжелательно. ничего не тая и не скрывая, разбирать людей на органы, оказывая им до поры до времени при этом квалифицированную медицинскую и психологическую помощь — нет.

Для этого их сперва надо объявить нелюдьми или недолюдьми. Причем, довольно яростно и страстно — чтоб преодолеть тот очевидный барьер. Освободиться от химеры совести! Найти великую цель, которая бы оправдывала эти средства (изначально — их именно нужно оправдывать)! Зверски мучить людей — но ради спасения их единственной и неповторимой бессмертной души. На худой конец — ради светлого будущего человечества. И т.д.

«Если Бога нет, то все позволено» значит вовсе не то, что бог подменяет хворающих, ушедших в очередной отпуск или коррумпированных полицейских. Хрупка и эфемерна вовсе не тонкая пленка цивилизованности, отделяющая наш мир от кровавого хаоса всеобщей резни. Это означает, что собственно никаких оснований вообще без всяких оснований не сделать с тобой вообще все, что угодно, в принципе нет. И не может быть в природе.

Их и не в природе не может быть. И все эти жалкие попытки обосновать их общественной пользой просто смешны. Хотя бы потому, что какое мне лично дело до общественной пользы — в общем-то, плевать мне на нее.

Недавно в Китае судили бизнесменов (дали несколько ДНЕЙ тюрьмы). Они публично пороли подчиненных ремнем, заставляли пить мочу, жрать тараканов,ползать на коленках, целовать урны и т.д. В принципе власти посчитали, что это слегка чересчур, но все же ничего чрезвычайного в принципе в этом очевидно никто не видит. 

У нас (как кстати и в том же Китае) людей массово репрессировали и просто убивали. Но ничего подобного у нас представить нельзя. Да, именно потому, что мы все же Европа. Бедная, дикая. такая, сякая, но Европа. У нас такое обращение с человеком считается в принципе неприемлемым. Полицейские палачи, пытающие людей в тюрьмах и участках, оправдываются в глазах обывателя тем, что пытаемые — преступники. Как бы не совсем люди. И т.д. Но им именно нужно оправдываться. И далеко не всеми оправдываются-то, видимо, и не большинством. и уж точно — не в культурной области.

Помню, я как-то запальчиво спорила с человеком, осуждая жестокие  реформы Петра первого. А он говорил о том, что даже внешний вроде, да к тому же, и насильственный, тот европейский налет уже давал какие-то перспективы в плане преодоления рабства и скотства. В плане хотя бы апелляции к нему что ли.

И подумав, я соглашусь.

Современный же гуманист, ставящий в центр мироздания главной ценностью человека или, еще чище, человеческую жизнь, не имеет для этого никаких рациональных оснований. Совершенно непонятно, почему, например, нельзя насильно вырезать у него почку и отдать мне, если я в ней нуждаюсь. Ведь я человек, и значит моя жизнь — главная (и единственная!) ценность.

От увечий и от ран помирает таракан...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded