olga_smir

Categories:

Политкорректные сказки

Кстати, все когда-то дружно осуждали Форму воды, видя в ней дико конформистскую, грубо политкорректно заидеологизированную, соцреалистическую сказку, этаких Кубанских казаков эпохи толерантности. Причем, приводили для контраста именно Лабиринт Фавна (типа, наоборот, шибко тонкое эстетское высказывание).

А мне понравилось тогда, именно как сказка (собственно, этот жанр прямо и заявляется с первых кадров). Хотя Лабиринт Фавна я тогда еще не смотрела. Который, кстати, тоже сказка - страшная, кровавая, ослепительно красивая, какими и должны, собственно, быть сказки. И абсолютно с тем же посылом, что еще раз доказывает - никакого конформизма, это нравоучительность, вполне укладывающаяся в эстетику страшной сказки, абсолютно органична для мира автора.

Совпадение - просто до мельчайших эстетических деталей. Очень стильная картинка, написанная яркими и чистыми цветами, как и положено в сказках. Зло - вот эти вот милитаризированные настоящие мужики в форме, с квадратными челюстями и властными голосами, воплощение силы, иерархии и подавления; приказывающие, убивающие, трахающие все живое; чтущие отцов и ждущие сыновей... Образ абсолютно выверен и закончен, без малейших полутонов, и просто переходит из одного фильма в другой. Он вызывает сильнейшее чисто физиологическое отвращение, причем, опять же, во многом просто идентичным образом: сами кровавые травмы и увечья, нанесенные положительными героями этому монстру в порядке самозащиты, своей нарочито подчеркнутой физиологичностью вызывают ужас и брезгливость. Более того, речь не может идти не только о малейшем сочувствии, но даже о какой-то толике, пусть враждебного, уважения, которого, казалось бы, хоть гипотетически, мог бы быть достоин даже негодяй, самостоятельно зашивающий себе порванную щеку суровой ниткой, пренебрегая болью. Однако, ничего, кроме тошноты и ужаса этот эпизод не вызовет - все его негодяйская стойкость и мужественность здесь в одном флаконе с омерзительным садизмом и жестокостью сливается в тот самый унитаз, после пользования которым он демонстративно не моет руки.

Я сознательно смешиваю тут этих героев - капитана-франкиста и полицая-охранника - они действительно сделаны по одним лекалам и одними приемами абсолютно.

Да, собственно, и добро примерно то же. Фавны и феи, морские чудища и морские царевны, женщины, дети, старики, негры, инвалиды, геи, увечные, неформатные, убогие, нищие духом, трудящие и обремененные, каждой твари по паре - они и есть добро. Собственно, в этой концепции тоже ничего ведь не меняется вслед за модой, у него это было так, когда еще не было мейнстримом.

Причем, даже нельзя сказать, что это все новомодные, нетрадиционные веяния. Да нет, вполне и традиционные. Вспомните того Иванушку-дурачка и прочих младших непутевых сыновей из сказок народов мира.

Ну а дальше вполне закономерное продолжение - "если в партию сгрудились малые"...

Для кого - естественное решение проблемы, для кого - само по себе очень проблемный момент, ну хотя бы потому, что этот громящий кулак может оказаться ничем не симпатичней того, что он громит - тут каждый решает сам, конечно. Да, собственно, и нарисованная автором картина мира далеко не бесспорна и вовсе не обязательна к принятию, тем более и явно и недвусмысленно с самого начала позиционируется как сказочная. Но вполне органичная и логичная, этого не отнимешь.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded