olga_smir

Category:

Алексей Цветков написал статью — регулярное, в общем, поздравление с праздником 7 ноября.

Вообще он считается в марксистской среде интеллектуалом-интеллектуалом. Говорит сложно, красиво, непонятно и замысловато обычно. Но именно эта статья на редкость,как бы сказать...ну скажем незамысловатая, скажем так.

Ну может Алексей именно сознательно обращался совсем по-простому, к простому народу что ли.

Статья во многом неверна просто фактически, в смысле исторических фактов, безоценочно.

В плане логических выводов и предположений она во многом тоже проблемна. Теория о том, что вся социальная политика на Западе — следствие ВОСР и вообще самого факта существования СССР, а замтем и других соц. стран, не кажется мне столь очевидной. Хотя я сама ее вовсю когда-то исповедовала.  Тем не менее, будь я западной акулой капитализма, я бы скорей троллила своих трудящихся так:« социалочки захотели? А как насчет социализма вообще? А подсесть за 15-минутное опоздание на завод не хотите в комплекте? А в колхозе с голодухи подыхать? Да и вообще — хотите социализма — езжайте, на здоровье, в социализм, никто вам в спину на границе стрелять не будет. И т.д.»

Это при том, что в реале я как раз безоговорочная сторонница всей возможной социалки по максимуму...

Но это частности.

Куда интересней позитивная программа Алексея. Он как бы продолжает спорить с невидимыми противниками, обвиняющими его и его товарищей, главным образом, в утопизме.

«За всю свою жизнь я так и не смог понять, почему бесклассовая реальность космических сверхлюдей из «Туманности Андромеды» и «Далекой радуги» невозможна? Почему она перестала быть нашим будущим? Что узнали мы о себе такого, что перечеркивает эту перспективу? Ссылки на не проясненную «человеческую природу» или «божественный замысел», которые такого не допустят, звучат бездоказательно и произносятся обычно теми, кому реально есть что терять либо теми, кто ест у них с руки» — пишет он.

Поразительно, что ему даже не приходит в голову, что реальность Туманности Андромеды может не казаться людям столь уж желанной совершенно независимо от того, достижима она или нет. А напротив может казаться довольно-таки  картонно-жестяной, душной и убогой.

Его критика существующего положения вполне резонна. Ни один нормальный человек не может считать нормальным, что жизнь больного ребенка зависит от того, есть у его родителей деньги или нет. Да чего ребенка — а взрослого человека?!

Другое дело - не так уж очевидно, а как должно быть это организовано. Вполне очевидно, что человека надо спасать и лечить всеми возможными, имеющимися в наличии, средствами. Но вот какие средства на данный момент окажутся имеющимися в наличии и откуда? Как решить, какие средства вкладывать и развивать и куда? И как определить, кому из нуждающихся их отдать, если они ограничены? И кто именно это будет решать и определять?

Поразительно, что вот это вполне либертарное "общество лайков" как раз в точности нарисовано в одной из серий известного, так сказать, сериала унтиутопий "черное зеркало". Оно точнейшим образом воспроизведено по рецепту Алексея ( или напротив, он его идею оттуда почерпнул, или авторы сериала и автор текста мыслят одинаково до деталей). И это не только дико жестокое и бесчеловечное тоталитарное очевидно общество подавления человека, это общество еще и странным но закономерным образом пошло комформистское и лицемерно обывательское до крайности!

Кстати, в нем естественным образом решается и вопрос с мед.обслуживанием. Муж одной из героинь, не набравший нужного социального рейтинга, тех самых лайков,просто не получает того, действительно дефицитного экспериментального лечения и как раз- таки умирает.

Кажется, в одной из провинций Китая что-то подобное реально и реализовали...

Но есть в статье и единственное место,которое по-прежнему мне близко. Как водится, гендерное.  Вот это:

"Самый частый аргумент против революции – неизбежность жертв. Все меряют революцию жертвами и никто их не хочет. Обсуждают, при ком их было бы меньше всего? Психологически это понятно, но политически это ничего не дает. Чья это оптика, к которой столь многие и столь часто присоединяются? Это взгляд женщины, оставшейся дома. Чем меньше будет жертв, тем больше вероятность, что её мужчины, муж и сын, вернутся домой. Кто обязывает нас смотреть на революцию исключительно такими, заплаканными и женскими глазами? Есть ведь и другие персонажи, с которыми можно совпасть в идентичности — уличный боец, который переживает решающий момент своей жизни или присягнувший прежнему порядку офицер, который до конца хочет сохранить верность своей присяге. 

Настоящая революция, со всем её насилием, это момент рождения новой политической нации. Момент, на который потом все будут очень долго ссылаться как на дату подписания общественного договора. Политическую нацию всегда формирует победитель на своих условиях. Победитель никогда не бывает одинаково мил и приятен для всех, проигравших или нейтральных к нему, групп. "

Черт, я прямо как снова вернулась, как вспомнила по новой весь этот комплекс чувств! Как я ненавидела эту зареванную бабу, как я не хотела быть ей, прям всеми силами души не хотела, как мечтала стать тем уличным бойцом или пусть верным старому порядку офицером - в конце концов, не так уж даже и важно!

Пусть даже в сколь угодно переносном смысле! И именно потому, что чувствовала эту невозможность, вообще независимо ни от какой революции и коммунизма...

Кстати, еще о коммунистических образах будущего, ни разу не тоталитарных или сталинистских, а напротив, вполне либертарных и вообще в тренде:

http://anticapitalist.ru/2018/11/11/кирилл-медведев-невидимый-мир-харасс/?fbclid=IwAR0JdWQkzMe7QrbM7Peunz69b_rIgJPc8qUeLkS2VsbOrQDggZjSk6mTz0c

И не то, чтоб я уж была такой уж фанаткой свободных и юморных парней. Кстати, интересно, что автору больше претит - свободность или юморность?

Но как говорил герой Довлатова "уж лучше отсебятина, чем отъеготина". Во в чем-то близкой ситуации.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded