olga_smir (olga_smir) wrote,
olga_smir
olga_smir

Дерн, который срезал мой слуга...

Я с честной тщательностью и большой пользой для себя освоила того Пайпса про русскую революцию. И имею вот чего сказать.

1. Лично для себя я почерпнула много новых штук, причем, не голословных, а всесторонне подтвержденных и доказанных очевидно честным и добросовестным автором.

Некоторые из них.

Июльское восстание 1917 г. в Петрограде было не стихийным выступлением анархистов, в нем вполне сознательно, тщательно готовясь и имея вполне определенные цели, участвовали большевики.

Ну что Корниловский мятеж был не мятежом, а поддержкой Временного правительства по его же просьбе, мне показалось не совсем убедительно и основано скорей на субъективных оценках и свидетельствах. Хотя судить не берусь, конечно.

Довольно неожиданной для меня была тема, укладывающаяся в общую концепцию автора, что большевики всегда и всюду хотели и добивались только власти, о том, что лозунг "Вся власть советам", не только не выражал текущих и долгосрочных задач, политики и практики, стратегии и тактики большевиков, но и просто текущего положения дел и взаимоотношений с тем же Петроградским советом, например, который как раз поддерживал Временное правительство. Эта тема довольно дотошно разбирается и доказывается автором, и честно говоря, ну похоже так оно и есть.

Насчет самой концепции - не знаю...

Ну насчет разгона Учредительного собрания, судьбы других соц.партий и взаимоотношений с крестьянством я в курсе вроде и была. В плане деятельности ЧК и красного террора, в общем, скорей тоже. Ну, разумеется, я считала его ответной вынужденной жестокостью в рамках Гражданской войны. Автор, конечно, считает по- другому.

Несколько ошеломили меня масштабы левоэсеровского влияния и, соответственно, мятежа.

Крайне интересны описания взаимоотношения правительства большевиков с правительством Германии и стран Антанты.

Тема переговоров с правительством Англии, Франции и США вообще для меня сохранила прелесть новизны. Тем не менее, там вроде все подтверждается документами.

Особенно, конечно, поражает то, что высадка союзников в Мурманске, собственно, считающиеся, сколько знаю, чуть ли не началом интервенции против Советской России, было согласовано и чуть ли не предложено советским правительством. Но тоже приводятся документы вроде.

То, что английские, французские и американские специалисты рассматривались как советники и даже непосредственные помощники для формирования Красной Армии. И тоже вроде все подтверждено документами, ничего не скажу.

Довольно подробно и обстоятельно описано подавление советским правительство рабочего и профсоюзного, вообще любого общественного независимого  движения. Опять же, как и красный террор или война с крестьянством или уничтожение демократических свобод, это рассматривается не как временная вынужденная мера или ошибка. даже преступная, а как сознательная политика, на которую была нацелена партия с самого начала. Рассматривается отнюдь не голословно, насколько убедительно, судить не берусь. Выглядит достаточно убедительно.

При этом автор отнюдь не бесстрастный летописец, он вполне очевидно как раз свои пристрастия, взгляды, установки, даже не столько политические, сколько вообще мировоззренческие, имеет и демонстрирует. Именно поэтому, в том числе, кстати, его и интересно читать, даже если они не совпадают с твоими собственными. Это помимо, повторю, огромного исторического труда и громадного массива фактического материала.

Например, автор вполне отчетливо сочувствует жертвам произвола верховной дореволюционной власти. да и вообще осуждает деспотизм, скажем так .

Большевики ему отвратительны не менее, а даже куда более, и эти чувства тоже вполне имеют обоснования в самом труде.

Куда интереснее, что ему отвратительны далеко не только большевики.

Права и свободы человека в его системе ценностей являются частью общей системы Закона и Порядка, другой частью которой является, разумеется, частная собственность.  Именно так - та система без них, очевидно, все же кажется ему несколько неполной, но ценность представляет именно сама система, а не права и свободы как таковые. Частная собственность выступает тоже даже не как практическая ценность, скажем. обеспечивающая функционирования экономической системы или гарантирующая некоторую автономность человека от государства, а именно как отдельная, возможно, высшая, прямо-таки экзистенциальная ценность, основная составляющая того закона и порядка, собственно.

Отчасти именно поэтому большевики, и в этом смысле далеко не только большевики. а и те же эсеры,земельная программа которых, собственно, и была реализована в декрете о земле,  скажем, и меньшевики на самом деле, об анархистах каких-нибудь я даже и не говорю, для него именно злонамеренные разрушители всех установок божеских и человеческих, а даже не ситуативные злодеи.  Впрочем, пожалуй. к проигравшим он испытытвает некоторый оттенок сочувственного уважения. скажем, Фанни Каплан для него внезапно "молодая женщина, казненная...". в отличие от "террористок" и "убийц", покушавшихся на жизнь царских чиновников.

Поэтому проект о широчайшем и,кстати, бессудном введении смертной казни Корниловым (и реальное ее введение белыми генералами) кажется ему естетственными дисциплинарными мерами, а отмена в некоторый момент смертной казни большевиками  - всего лишь хитрой уловкой; то, что крестьяне получили землю, которую они обрабатывали (а отнюдь не дома помещиков) - грабежом; а то, что как с торжеством он пишет, крестьяне и так на этой земле работали, но должны были за эту "господскую" со времен крепостного права землю  платить из поколения в поколения ренту - естественным положением, то, что  что рабочие хотели распоряжаться работой и продукцией завода в виде фабзавкомов ли, или в каком-либо другом виде - порождением  гнусной  жадности, а то, что их трудом и его продукцией распоряжается хозяин или даже рантье (специально упомянутый автором!) - естентственным положением вещей, манипулирование жизнями миллионов несколькими облаченными властью людьми - честным и благородным сражением, а призыв к братанию солдат - подлым предательством, выбор командиров в армии и уничтожение знаков воинских различий и прочих чинов - практически геноцид офицеров, а расстрел солдат-дезертиров - гуманное наведение порядка и т.д.

Частная собственность здесь - даже не в современном облагороженном виде, с упором на труд, идею и прочий креатив, а чисто по Локку - часть дисциплинарного уклада мира слуг и господ, "д
ерн, который срезал мой слуга".

И это отдельно, конечно, очень интересно.
Subscribe

  • (no subject)

    Ну, в общем, да. Я тоже считаю, что пытать ошеломленных зрителей неэстетичными картинками и фотографиями и неумными текстами - это насилие.…

  • (no subject)

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments