Фет

Мне особенно это офигенное "моя дорогая" заходит, чуток насмешливое, надменное и офигенно горькое, эта вообще интонация чисто. Ну и вообще все.

На качелях

И опять в полусвете ночном
Средь веревок, натянутых туго,
На доске этой шаткой вдвоем,
Мы стоим и бросаем друг друга.

И, чем ближе к вершине лесной,
Чем страшнее стоять и держаться,
Тем отрадней взлетать над землей
И одним к небесам приближаться.

Правда, это игра, и притом
Может выйти игра роковая,
Но и жизнью играть нам вдвоем. -
Это счастье, моя дорогая.

Есенин

* * *

В том краю, где желтая крапива
И сухой плетень,
Приютились к вербам сиротливо
Избы деревень.
Там в полях, за синей гущей лога,
В зелени озер,
Пролегла песчаная дорога
До сибирских гор.
Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
Нипочем ей страх.
И идут по той дороге люди,
Люди в кандалах.
Все они убийцы или воры,
Как судил им рок.
Полюбил я грустные их взоры
С впадинами щек.
Много зла от радости в убийцах,
Их сердца просты,
Но кривятся в почернелых лицах
Голубые рты.
Я одну мечту, скрывая, нежу,
Что я сердцем чист.
Но и я кого-нибудь зарежу
Под осенний свист.
И меня по ветряному свею,
По тому ль песку,
Поведут с веревкою на шее
Полюбить тоску.
И когда с улыбкой мимоходом
Распрямлю я грудь,
Языком залижет непогода
Прожитой мой путь.

Бродский

Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам,
вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме, к треугольным домам,
вдоль оврагов пустых, по замерзшей траве, по песчаному дну,
освещенный луной, и ее замечая одну.
Гулкий топот копыт по застывшим холмам — это не с чем сравнить,
это ты там, внизу, вдоль оврагов ты вьешь свою нить,
там куда-то во тьму от дороги твоей отбегает ручей,
где на склоне шуршит твоя быстрая тень по спине кирпичей. 

Ну и скачет же он по замерзшей траве, растворяясь впотьмах,
возникая вдали, освещенный луной, на бескрайних холмах,
мимо черных кустов, вдоль оврагов пустых, воздух бьет по лицу,
говоря сам с собой, растворяется в черном лесу.
Вдоль оврагов пустых, мимо черных кустов, — не отыщется след,
даже если ты смел и вокруг твоих ног завивается свет,
все равно ты его никогда ни за что не сумеешь догнать.
Кто там скачет в холмах… я хочу это знать, я хочу это знать. 

Кто там скачет, кто мчится под хладною мглой, говорю,
одиноким лицом обернувшись к лесному царю, —
обращаюсь к природе от лица треугольных домов:
кто там скачет один, освещенный царицей холмов?
Но еловая готика русских равнин поглощает ответ,
из распахнутых окон бьет прекрасный рояль, разливается свет,
кто-то скачет в холмах, освещенный луной, возле самых небес,
по застывшей траве, мимо черных кустов. Приближается лес. 

Collapse )

Анненский

В вагоне

Довольно дел, довольно слов,
Побудем молча, без улыбок,
Снежит из низких облаков,
А горний свет уныл и зыбок.

В непостижимой им борьбе
Мятутся черные ракиты.
«До завтра, — говорю тебе, —
Сегодня мы с тобою квиты».

Хочу, не грезя, не моля,
Пускай безмерно виноватый,
Глядеть на белые поля
Через стекло с налипшей ватой.

А ты красуйся, ты — гори…
Ты уверяй, что ты простила,
Гори полоской той зари,
Вокруг которой все застыло.

Боги и герои

А за что вам нравились люди, которые нравились?

Вот мне парень по малолетству нравился, прям вот нравился-нравился, первая любовь, я прикидывала, что он типа бог урожая и плодородия.
Он смеялся, закидывая бошку, пил вино из бутылки, пел песни прямо на улице. во весь голос.
Из дома ему присылали яблоки и груши, ящиками прям.
Еще он типа стихи читал, Бродского, но это был не ваш глубокомысленный Бродский и не мой душераздирающий Бродский, а Бродский в светлом раю новостроек, где под небом героик появляется в арках ярко-красный Адам, и Ева бежит, закрываясь ладонями.

А с будущим мужем я скорефанилась когда. я наоборот думала, что он бог ветра, дождя и тумана.
Он щурился и лыбился криво,вспрыгивал в мотовоз прямо во время движения, хватал оттуда домкрат что ли или какие там инструменты, хрен знает, как называется, и так же на ходу с ним спрыгивал, когда нашей бригаде не выплатили зарплату, шел сквозь туман под дождем с этой никому не нужной железной хренью в руках нам навстречу. и ветер развевал его светлые волосы.

А еще там, скажем, чувак мне нравился, ну так чисто, так я прикидывала, что он сторож заколдованного леса, хранящий язык зверей и птиц.

Я тут короче у мужа спросила, а он говорит, что девчонок клеить это как рыбу ловить, закидываешь удочку с наживкой, подсекаешь, дергаешь, вытаскиваешь, она такая бьется, блестит на солнце чешуей.

А я так прикидываю, может, та рыба и знает, что та наживка всего лишь наживка, а просто думает, что это бог солнца учит ее летать, блестит ее чешуей, прикидывает она, задыхаясь от счастья, разевая рот и жадно глотая воздух, разрывающий ее изнутри.

Лорка

Любовь моя, цвет зеленый.
Зеленого ветра всплески.
Далекий парусник в море,
далекий конь в перелеске.
Ночами, по грудь в тумане,
она у перил сидела –
серебряный иней взгляда
и зелень волос и тела.
Любовь моя, цвет зеленый.
Лишь месяц цыганский выйдет,
весь мир с нее глаз не сводит –
и только она не видит.
Любовь моя, цвет зеленый.
Смолистая тень густеет.
Серебряный иней звездный
дорогу рассвету стелет.
Смоковница чистит ветер
наждачной своей листвою.
Гора одичалой кошкой
встает, ощетиня хвою.
Но кто придет? И откуда?
Навеки все опустело –
и снится горькое море
ее зеленому телу.
– Земляк, я отдать согласен
коня за ее изголовье,
за зеркало нож с насечкой
ц сбрую за эту кровлю.
Земляк, я из дальней Кабры
иду, истекая кровью.
– Будь воля на то моя,
была бы и речь недолгой.
Да я-то уже не я,
и дом мой уже не дом мой.
– Земляк, подостойней встретить
хотел бы я час мой смертный –
на простынях голландских
и на кровати медной.
Не видишь ты эту рану
от горла и до ключицы?
– Все кровью пропахло, парень,
и кровью твоей сочится,
а грудь твоя в темных розах
и смертной полна истомой.
Но я-то уже не я,
и дом мой уже не дом мой.
– Так дай хотя бы подняться
к высоким этим перилам!
О дайте, дайте подняться
к зеленым этим перилам,
к перилам лунного света
над гулом моря унылым!
И поднялись они оба
к этим перилам зеленым.
И след остался кровавый.
И был от слез он соленым.
Фонарики тусклой жестью
блестели в рассветной рани.
И сотней стеклянных бубнов
был утренний сон изранен.
Любовь моя, цвет зеленый.
Зеленого ветра всплески.
И вот уже два цыгана
стоят у перил железных.
Полынью, мятой и желчью
дохнуло с дальнего кряжа.
– Где же, земляк, она, – где же
горькая девушка наша?
Столько ночей дожидалась!
Столько ночей серебрило
темные косы, и тело,
и ледяные перила!
С зеленого дна бассейна,
качаясь, она глядела –
серебряный иней взгляда
и зелень волос и тела.
Баюкала зыбь цыганку,
и льдинка луны блестела.
И ночь была задушевной,
как тихий двор голубиный,
когда патруль полупьяный
вбежал, сорвав карабины...
Любовь моя, цвет зеленый.
Зеленого ветра всплески.
Далекий парусник в море,
далекий конь в перелеске.

(no subject)

Мне кажется, важный критерий для оценки идеологий, мировоззрений, общественных укладов - их способность включать, адаптировать, воспринимать то, что не укладывается в мейнстрим ( отношение к "чужим" по Nikolay Blokhin ).
Я бы во многом именно по этой черте оценивала 'этики". Да , традиционная тоже вполне устанавливает нормы и правила. При этом она не просто допускает, но и вполне включает в свою картину мира и то, что тем стереотипам не соответствует.
"Девушка должна быть доброй и ласковой", но тип резкой и дерзкой пацанки не просто не порицаем, а вполне адаптирован в традиционной картине мира, в том числе и в плане сексуальной востребованности, причем, именно как девушки, такого типа сексуальность вполне в русле традиционной женственности ( скорей на периферии да).
"Парень должен быть смелым , сильным и мужественным" — да, но целый пласт традиционной культуры описывает нежные тонкие ранимые мужские души , причем их метания и даже смятения вполне масеулинны и сексуально привлекательны. Не говоря уж о том, что сила вполне традиционно рассматривается не в дискурсе "сила есть ума не надо", а скорей ( в том числе) в контексте "сила слова" "сила мысли""сила чувства" "волшебная сила искусства " и т.д.
Что же до "новой этики", то помимо методов внедрения, она ещё и жутко фанерно плоско и в этом смысле абсолютно тоталитарно безальтернативна и в этом смысле по-настоящему репрессивна, никакого различия способов и образов жизни она не предусматривает.
Ей вообще это море в принципе противно, нежелательно, д.б.уничтожено.
Я бы сравнила с капитализмом и коммунизмом
Капитализм — типа культ наживы, и все такое.
Однако, вполне можно плюнуть на ту наживу, жить дауншифтером, питаться на помойках вполне качественной едой. За тунеядство не сошлют.
А можно коммуной жить. И есть такие коммуны вполне, существуют. Некоторым даже само гос-во помогает.
А вот при коммунизме сделать свой маленький бизнес не выйдет. И при анархо-коммунизме тоже. Хоть гос-во, хоть общество имеет куда большую власть над человеком, куда больше определяет его жизнь. В самом идеальном утопическом гипотетическом вар- те.
Единственный плюс вижу только в том, что в подобном дискурсе человек имеет возможность почувствовать себя токсично маскулинным, патриархальным, брутальным, сексистским мачистом без особых усилий( если чего, я как комплимент и позитив).
Ну вроде как при соответствующем настрое гос.власти вполне буржуазный благополучный чел мог считать себя адским революционером и бунтарем (как комплимент и позитив)
Комментарии: 121

Alexander Gl
девочка-пацанка прописана в детской литературе в Пеппи Длинный чулок. И не вызывал такой бури эмоций, как многодетная мать у снежинок
1

· Ответить
· 2 д.

Ольга Смирнова
Alexander Gl так да.

· Ответить
· 2 д.

Андрей Сидоров
Ольга Смирнова Я читал, что "Пеппи" при выходе объявили безнравственной книжкой.

· Ответить
· 1 д.

Ольга Смирнова
Андрей Сидоров Зачем Пеппи
Древнегреческие и римские девушки порой были вполне себе дерзкие и резкие)
1
Collapse )

Когда спрашивают, "чем опасны феминистки":

Kogan Gregory
2 ч.  ·
А на «просвещенном» западе засадили бы парня нахер причем надолго. Не вижу никакой разницы между странами где разрешены гей-браки, но сажают таких вот парней и странами где таких парней не сажают, а за гей парады бьют. С точки зрения отношения к «отношениям» не вижу. И не надо мне говорить про совершеннолетие - это такая же условность как пенсионный возраст. Комуто уже в 30 давно пора, а кто-то в 70 детей рожает.
Евгений Ройзман
9 июня  ·
«Женщина зашла. Вижу, что очень волнуется.
- У меня, говорит, дочке 13 лет, она забеременела.
- Охренеть!!
- Да не, сейчас уже все нормально, ей уже 14, она уже родила.
- Уф… А кто этот Ромео?
- Да хороший парень ему 18 лет. Моя дочь старше выглядит, он мог и не знать, что ей 13. Я сама виновата, я в какой-то момент отпустила. Муж ушел, когда ей 11 было. А потом у меня мама умерла. И я очень трудно приходила в себя, еле выжила. Видимо упустила.
- И как сейчас?
- Я сначала в шоке, задушить его готова была, а потом стала узнавать. Оказывается, у него отчим спился, а мать умерла в ноябре, и он двух младших сам опекал и воспитывал. Стирал, готовил и сам зарабатывал. Когда узнал, что дочь забеременела, не разрешил ей сделать аборт. И в роддом приходил все время. Сейчас с нами живет. Очень хороший парень. И сыночка маленького очень любит. И я нарадоваться не могу, такой внук у меня славный. Но у меня еще одна приятность с этим связана. У меня старшая дочь, ей 21 год, к младшей относилась ревниво, и они практически не общались. А как младшая забеременела, старшая прониклась, подружилась, поддерживала её и вообще за нее горой. А теперь еще замуж вышла и рожать собралась.
- Ну, слава Богу, что все так. В чем проблема?
- Уголовное дело возбудили и с таким рвением за него взялись. И я уже вижу, к чему идет, они посадят этого парня и разрушат моей дочери семью. Меня тоже грозились посадить, но я не боюсь, а вот за них переживаю. И парень-то хороший, ну так вышло, но зато сейчас все хорошо. Зачем они лезут? Эти допросы, свидетели, в роддом вломились сразу после родов.
- Ладно, говорю, самое главное, что парень нормальный, дочка с вами, внук здоровый.
Надеюсь, что все будет хорошо».
Мы занимались этой историей всерьёз.
Они приходили всей семьёй. Мы писали ходатайства, поручительства, собирали характеристики. Всё разрешилось.
РS. В комментариях появились мнения, что это педофилия.
Я думаю, что этот парень не шибко её старше и умнее, и вообще, сердцу не прикажешь, а педофилия, это когда детей с 10 лет в Юнармию записывают.
Комментарии: 7

Collapse )